litceymos.ru 1 2 3



Рамочные метафоры в трансе


Семинары Ричарда Коннера


Томск

1999г.



Содержание


10 Пунктов .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. 2

Гипноз .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. 3




Гипнотические явления .. .. .. .. .. .. .. 7




Признаки состояния транса .. .. .. .. .. .. 8



Упражнения .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. 9

Подстройка и ведение в трансе .. .. .. .. .. .. 11



Диссоциативные высказывания .. .. .. .. .. 13


Техники доступа – вопросы .. .. .. .. .. .. 15


Рамочные метафоры и диагноз .. .. .. .. .. 18

Источники материалов .. .. .. .. .. .. .. 45




10 Пунктов



1. Люди больше реагируют на подсознательные воспоминания и обобщения (внутренние карты или модели), чем на то, что они видят, слышат и к чему прикасаются в настоящий момент.


2. Люди всегда делают лучший для себя выбор (из тех, которые доступны в их модели).


3. Диагноз (ярлык), метафора, объяснение или теория, используемые, чтобы передать представление о человеке, не являются самим человеком, хотя эти ожидания могут стать самоисполняющимися пророчествами.


4. Уважайте все сообщения клиента.


5. Человек не может избежать коммуникации.


6. Помогите клиенту добавить возможности выбора; никогда не отнимайте выбор.


7. Ресурсы, необходимые клиенту, можно найти в нем самом; источником ресурсов является жизненный опыт клиента.

8. Встречайтесь с клиентом в его модели мира; подстраивайтесь… подстраивайтесь… подстраивайтесь… а затем ведите.



9. Человек, обладающий наибольшей гибкостью, будет наиболее влиятельным членом системы.


10. Если задача слишком трудная, разделите ее на более мелкие компоненты.


Гипноз



Нередко возникают вопросы о возможных нежелательных последствиях гипноза для человека, вероятности использования его в неблаговидных целях, характере отношений между гипнотизером и гипнотическим субъектом, управляемости гипнотического состояния и различиях между гипнотическим сном и сном физиологическим.

На все эти вопросы можно дать исчерпывающий ответ. Гипнотическое состояние это, по существу, психологический феномен, он не имеет ничего общего с физиологическим сном и всецело зависит от отношений полного сотрудничества между гипнотизером и субъектом. Гипноз не может каким-либо образом навредить субъекту или быть использован в антиобщественных или преступных целях. Каждое из этих утверждений основано на тщательно проверенных результатах обширных экспериментальных исследований, слишком многочисленных, чтобы их здесь приводить.

По бытующему заблуждению, гипнотизер приобретает неограниченную власть над своими пациентами, а сам гипноз рассматривается как доминирование сильного разума над слабой податливой волей, причем нередко с самыми разнообразными нежелательными последствиями. На самом деле в основе гипноза лежат отношения полного взаимного сотрудничества гипнотизера и субъекта, и не один гипнотизер сам был загипнотизирован своим пациентом в условиях эксперимента. Поскольку подобное взаимное сотрудничество абсолютно необходимо для проведения гипноза, ни один субъект не может быть загипнотизирован против его воли или без его ведома и насильственно удерживаться в состоянии транса. Таким образом, непременным условием успешного применения гипноза и трансового состояния является готовность субъекта к подлинному сотрудничеству и ясное понимание преследуемых им целей.

Не подлежит сомнению и полная безопасность повторных трансов, даже если они проводятся на протяжении многих лет. Об этом свидетельствует опыт большого числа гипнотерапевтов, занимавшихся данной проблемой, а также их пациентов, которые входили в состояние транса сотни и даже тысячи раз. Кроме того, если учесть трудности, с какими связано достижение желаемых терапевтических изменений даже при наличии полного сотрудничества со стороны субъекта, то вероятность возникновения нежелательных последствий представляется весьма неправдоподобной.


Загипнотизирован может быть любой готовый к подлинному сотрудничеству нормальный человек, причем наиболее способны к гипнозу люди с высоким образовательным уровнем. Как правило, с трудом входят в состояние транса социально неприспособленные, истерические, умственно-отсталые и психотические личности, хотя известно достаточно много исключений. По этой причине, даже несмотря на полное взаимное сотрудничество, применить гипноз в качестве терапевтической меры удается не всегда.

Что касается приемов наведения гипнотического транса, то это довольно простая процедура, требующая времени, терпения и тщательного учета особенностей личности, эмоционального состояния и реакций субъекта. Поэтому нет каких-либо жестких схем или шаблонов, которым необходимо следовать, точно так же, как нет раз и навсегда установленных правил должного поведения врача у постели больного. Достаточно установить с субъектом отношения уважительного доверия, а затем внушать ему спокойствие, желание отдохнуть, заснуть, расслабиться, нарастающую сонливость и, наконец, глубокий и спокойный сон. Подобные внушения повторяют многократно, с последовательным переходом от одного к другому, всякий раз предварительно удостоверившись, что субъект отреагировал на них соответствующим образом. Использование пассов, хрустального шара, магнетического взгляда и прочих мистических штучек ушли в далекое прошлое, теперь их можно встретить разве что на эстрадных подмостках. Все, что требуется, это просто терпеливо и убедительно внушать расслабляющую сонливость до тех пор, пока субъект не погрузится в гипнотическое состояние, а затем проинструктировать его оставаться в этом состоянии, пока не будут достигнуты желаемые результаты. Ни в коем случае нельзя торопить или принуждать субъекта. Нужно сделать все, чтобы у него была возможность воспринять любые внушаемые физические ощущения, напоминающие сон. Этому несложному приему может обучиться любой желающий. Каждый, кто хоть раз входил в гипнотическое состояние, может им воспользоваться, чтобы гипнотизировать других, если у него будет достаточно терпения и заинтересованности, чтобы делать это. Что касается пробуждения, то его можно вызвать у субъекта как прямым указанием, так и посредством внушения постепенного пробуждения, повторяемого до тех пор, пока субъект полностью не проснется.


Сразу после наведения транса можно наблюдать различные характерные для гипноза явления, хотя не все они обязательно будут у каждого субъекта без исключения. Самый главный из них
состояние раппорта. Находясь в глубоком трансе, пациент способен видеть и слышать только то, что внушает ему гипнотерапевт. Однако, после соответствующего внушения, раппорт может быть перенесен и на других терапевтов.

Следующий феномен – каталепсия. У человека в гипнотическом состоянии отмечается повышение мышечного тонуса. Нечто подобное наблюдается у пациентов со ступорозной кататонией, демонстрирующих «восковую гибкость». При этом рука субъекта, поднятая вверх гипнотизером, остается в этом положении без каких-либо заметных признаков усталости до тех пор, пока гипнотизер сам не опустит ее вниз или не попросит человека сделать это.

Амнезия представляет собой еще один интересный феномен. Субъект, особенно после глубокого транса, довольно часто полностью забывает все, что происходило с ним в трансовом состоянии. Такая амнезия является управляемой. Гипнотизер может помочь субъекту восстановить в памяти весь свой трансовый опыт или какую-то его часть; кроме того, субъект может намеренно поставить перед собой задачу вспомнить все, что было. Данный феномен самый непостоянный, нестойкий и зависит от многих индивидуальных особенностей ситуации. В условиях эксперимента можно сформировать амнезию, которая будет устойчива ко всем негипнотическим воздействиям и столь же глубока, как и патологическая.

Внушаемость, конечно же, является непременной составляющей гипноза. При этом нужно помнить, что для успешного достижения устойчивых положительных результатов внушение следует проводить в соответствии с понятиями и пожеланиями субъекта, хотя в разновидности гипноза, практикуемого на эстраде, могут даваться нелепые и порой даже малопристойные указания. В рамках психологических экспериментов могут внушаться и исследоваться самые разнообразные поведенческие реакции, такие как амнезия, восстановление памяти, галлюцинации, глухота, слепота, изменение личности, дезориентация и другие. В клинической практике используются внушения, имеющие отношение к рассматриваемой проблеме, такие как внушение вспомнить тревожащий, но забытый опыт прошлого, внушение адекватно воспринимать или остановиться на время в решении некоторых проблем.


Другой широко распространенный феномен способность к зрительным галлюцинациям. По существу, это результат внушения, приводящего к тому, что субъект видит различные образы и воспоминания. Эти явления чрезвычайно важны для экспериментальных и исследовательских работ над психологическими и медицинскими проблемами. Такая способность воссоздавать зрительные образы из прошлого и порой даже забытого опыта под воздействием гипнотических внушений часто является большим подспорьем в психологических и психотерапевтических методиках.

Автоматическое письмо – феномен, обычный для гипнотического состояния, давно известный и часто воспринимаемый мистически. Для него характерно то, что сам акт письма субъектом не осознается. Это похоже на то, как мать безотчетно открывает рот и делает жевательные движения, когда кормит с ложки своего ребенка. Автоматическое письмо можно наблюдать без гипноза, во время гипноза и после гипноза, при этом содержание написанного обычно остается вне сознательного восприятия субъекта и часто отвергается им как лишенное для него всякого смысла. В психологических исследованиях и психотерапевтической практике автоматическое письмо нередко оказывается весьма ценным для изучения поведения и получения важной информации, недоступной другими способами.

Постгипнотическое внушение, в котором субъекту даются указания, как вести себя спустя какое-то время после пробуждения, представляет собой еще одно весьма любопытное явление. Так, например, субъекту предлагается совершить какое-либо действие в определенное время в будущем, и когда оно наступит, он может начать действовать в соответствии с этим внушением, как правило, не отдавая себе отчета в том, что он делает, или же сознавая свои действия, но не понимая причин, побудивших его это сделать. Из-за амнезии постгипнотических внушений ему кажется, что он действует спонтанно. Таким образом могут даваться эффективные терапевтические внушения.

Гипнотические явления


1. Положительные и отрицательные галлюцинации.


2. Амнезия.


3. Анестезия.


4. Анальгезия.


5. Возрастная регрессия.


6. Искажение времени.


7. Диссоциация (пребывание как будто в другом месте, левитация).


8. Идеодинамическое поведение:


а) идеомоторное мысль вызывает действие;


б) идеосенсорное например, мысль о лимоне вызывает слюноотделение.


9. Автоматическое поведение (письмо, рисование).


10. Постгипнотическая внушаемость.


11. Каталепсия.


12. Гипермнезия.


Признаки состояния транса



1. Экономичность движений и реакций.


2. Буквальное восприятие.


3. Отсрочка реакций во времени.


4. Изменение в рефлекторном поведении.


5. Изменение в дыхании, сердцебиении.


6. Изменение в мышечном расслаблении.


7. Изменение в поведении глаз (в размере зрачка, форме век, может возникнуть подергивание век, меняются фокус, моргание, глазодвигательные реакции, слезоотделение).


8. Изменение в ориентировочных реакциях.


9. Увеличение продолжительности реакции.


10. Асимметрия правой и левой сторон.


11. Изменения в цвете кожи.


12. Мелкие мускульные движения под кожей.


13. Повышенная реактивность в состоянии раппорта.


14. Повышенная идеодинамическая реакция.


15. Маска лица.


Упражнение 1



в группах из трех человек

«А» выбирает любое занятие или деятельность, которая сильно захватывает его внимание (что угодно, от катания на лыжах до слушанья музыки) и кратко описывает ее «Б» и «В». Затем «А» расслабляется, закрывает глаза и представляет, что входит в транс. «Б» и «В» поочередно описывают различные стимулы сенсорного восприятия, которые обязательно будут составной частью такой деятельности. Использование многозначности, в Эриксонианском смысле, необходимо для того, чтобы присоединиться к переживанию «А», поскольку невозможно знать конкретных подробностей впечатлений. «Б» и «В» внимательно наблюдают за физиологией и реакциями «А». «А» замечает, какие сообщения «Б» и «В» помогают войти в желаемое состояние, а какие затрудняют это.



Уделите 10 минуты на каждого, а потом поменяйтесь ролями.


Упражнение 2


Повторите первое упражнение, где «Б» и «В» ограничиваются лишь описанием того, что обязательно будет в сенсорных впечатлениях «А», продолжая говорить неопределенно. «Б» и «В» пользуются такими словами и выражениями, как пока, когда, в то время как, по мере того как и т.д., соединяя высказывания, чтобы придать своей речи плавность. Вдобавок «Б» и «В» сохраняют один и тот же темп речи, подстраиваясь к ритму дыхания «А». «Б» и «В» продолжают замечать реакции «А»; «А» продолжает замечать, какие высказывания помогают войти в состояние, а какие мешают.


Уделите 10 минуты на каждого из вас, а потом поменяйтесь ролям.


Упражнение 3


Повторите упражнение 2, но прежде чем описывать впечатления «А», связанные с его воспоминаниями, «Б» и «В» начинают описывать элементы его нынешнего состояния. Сначала они делают 3 подстраивающихся высказывания (поддающиеся проверке), а потом одно ведущее (неподдающееся проверке), связывая высказывания так, как вы делали раньше, чтобы придать своей речи плавность. После того, как у каждого из них была возможность подстроиться и присоединиться к нынешнему состоянию (в течение 5 минут), «Б» и «В» начинают переходить к неконкретному описанию впечатлений «А» из прошлого.


Уделите 15 минуты на каждого из вас, а потом поменяйтесь ролям.


Подстройка и ведение в трансе



Структура эффективной гипнотической коммуникации в основном включает в себя такую связь между ведущими и подстраивающимися высказываниями, чтобы первое казалось неизбежно вытекающим из второго. Это можно сделать в соединительной форме:


«Х и Х и Х и Х и У»,


где Х подстраивающиеся высказывания, а У ведущее.


Например:


1. «Ты сидишь на стуле, подстраивающееся высказывание

2. и смотришь на меня, подстраивающееся высказывание


3. и дышишь легко, подстраивающееся высказывание


4. и я говорю с тобой, подстраивающееся высказывание


5. и ты можешь

начать расслабляться». ведущее высказывание


Или это можно сделать в более разделительной форме:


«Х или Х или Х или Х, но У».


Например:


1. «Я не знаю, хочешь ли ты и дальше смотреть в пол, подстройка


2. или посмотреть на меня, подстройка


3. или снова посмотреть в пол, подстройка


4. или может быть, усесться поудобнее, подстройка


5. но я знаю, что твое подсознание

может развивать транс

таким образом, который подходит тебе». ведение


И в той, и в другой форме первые четыре утверждения просто описывают непосредственные наблюдения, текущее поведение клиента. Как заметил Эриксон, эта подстройка к неоспоримым реальным событиям задает шаблон реагирования «да». А затем это состояние восприимчивости используется, чтобы ввести ведущее сообщение.


Третья синтаксическая структура эффективной коммуникацииэто обстоятельственное предложение:


Общая форма:


1. Поскольку Х, то У.


2. В то время как Х, тогда У.


3. Когда Х, тогда У.


4. После Х, У.


Примеры:


  • «Поскольку ты сидишь на стуле, ты можешь начать расслабляться».




  • «В то время как ты устраиваешься поудобнее, ты можешь начать замечать, что твое подсознание может начать развивать транс».



  • «Когда ты слышишь мой голос, ты можешь вспомнить это ощущение комфорта».





  • «После того, как ты удобно устроишься, твое подсознание может начать выражать себя в удобной для него форме».


Лучший результат достигается, когда терапевт:


1. Переходит в транс с внешним средоточением внимания,


2. Входит в один ритм с клиентом, и


3. Внимательно наблюдает и реагирует на постоянно меняющиеся реакции клиента.


Обычно нужно больше подстраивающихся высказываний, чем ведущих, особенно на начальных стадиях. Также, высказывания, как правило, более эффективны, когда они разрешающие

«Ты можешь сделать это»,

а не авторитарные

«Ты сделаешь это» или «Ты должен это сделать»,

поскольку многие клиенты автоматически сопротивляются авторитарному стилю.


Диссоциативные высказывания




Твое [1] ________________________________________

(сознание, ум, голова, мышление, и т.д.)


может [2] ______________________________________

(подстройка)


но, или, и, по мере того как, в то время как


твое [3] _________________________________________

(подсознание, чувства, тело, и т.д.)


может [4] ______________________________________

(ведение),


потому что [5] __________________________________

(мотивация).


[1]  Сознательное восприятие (конкретно).


[2]  Подстраивающееся высказывание (конкретно).


[3]  Диссоциативное высказывание (подсознание в гипнотическом состоянии).


[4]  Ведущее высказывание (многозначное).


[5]  Мотивация (многозначная).

«Твое сознание может слышать мой голос, в то время как твое подсознание просто парит, потому что так приятно делать несколько вещей одновременно».



«Твое сознание может замечать положение твоих рук, но твое подсознание может чувствовать все больше расслабления, потому что это приносит такое удовольствие».


«Твое сознание может начать замечать цвета, пока твое подсознание может чувствовать комфортное чувство, потому что приятно узнавать возможности (способности) своего подсознательного ума».


«Твоя голова может покоиться на твоих плечах, в то время как твое тело может просто чувствовать комфорт, потому что так здорово учиться новому».


«Твое сознание может обратить внимание на мой голос, а твое подсознание может заметить чувства, потому что это интересно».


«Твое сознание может заметить ощущение подрагивания, в то время как твое подсознание может ощущать продолжающиеся изменения, потому что есть важные вещи, которым ты хочешь научиться».


«Твоя голова может заметить, как меняется твое сердцебиение, в то время как ритмы твоего тела могут меняться так, что тебе станет очень комфортно, потому что интересно заметить, как твой ум может делать одно, пока твое тело делает другое, расслабляясь само по себе».


«Твои ноги могут спокойно опираться на пол, в то время как твое подсознание может по-своему парить безо всяких усилий во времени и пространстве, потому что это интересно переживать».


«Твое сознание может интересоваться происходящим, а подсознание может получить настоящее удовольствие от усиливающегося переживания, потому что хорошо знать, что можно плодотворно использовать все свои способности».


«Твоему сознанию может быть любопытно, где именно находится твоя рука во времени и пространстве, в то время как твое подсознание может на самом деле насладиться ритмами расслабления, потому что это интересно узнавать определенные вещи о самостоятельности тела».


Техники доступа – вопросы


Один из самых естественных способов наведения транса общаться таким образом, чтобы вызвать и использовать переживания и процессы, значимые для клиента в достижении его цели. Основа метода умение задавать вопросы, запускающие поисковый процесс на подсознательном уровне. Например, когда вы просите своего клиента вспомнить приятное время, часто он находит доступ (осознавая это или не осознавая) к различным событиям прошлого еще до того, как появляется конкретное воспоминание. Этот поиск высвобождает мыслительные процессы и способствует большему внутреннему фокусу внимания. К тому же, у клиента начнут развиваться чувства и другие аспекты воспоминаний, важные для его целей. Терапевт, находясь в цикле обратной связи с клиентом, наблюдает за его реакцией, присоединяется к ней, а затем продолжает задавать вопросы, чтобы стимулировать этот поисковый процесс. Таким образом, вы помогаете клиенту сделать плавный переход из бодрствующего состояния в состояние транса, в то же время вызывая ресурсы и переживания, связанные с целями клиента.


Многие типы вопросов применяются для запуска поисковых процессов и доступа к трансовым переживаниям. Естественное начало наведения вопросы, захватывающие внимание клиента. Терапевт может начать с обычных разговорных вопросов («Трудно ли вам было добраться сюда?», «Как вы себя чувствуете?»), а потом перейти на малозначительные внешние стимулы («Как вам нравятся мои новые полки? Откуда у вас такое красивое платье?»). Когда вы уже вошли в раппорт с клиентом, и его внимание сосредоточилось, вы можете перейти к вопросам, связанным с доступом к воспоминаниям, которые вызывают трансовые реакции. Эти вопросы могут касаться переживаний, связанных с трансом, например:


1. Как ты чувствуешь себя, когда ты хорошо расслаблен?


2. Ты можешь вспомнить ситуацию, в которой ты чувствовал себя очень защищенным?


3. Ты можешь вспомнить ощущения от приятной теплой ванны (или душа)?


Похожие вопросы могут вызывать переживания, представляющие собой примеры естественных явлений транса. Например, естественный способ вызвать процесс возрастной регрессии может начинаться с таких вопросов:


1. Как тебя называли в детстве?


2. Где ты вырос? В каком доме ты вырос?


3. Ты можешь вспомнить, как звучал голос твоей матери, когда она была довольна тобой?


Вопросы, связанные с доступом к памяти, также могут относиться прямо к предыдущим переживаниям транса и запускать идеодинамический процесс возобновления трансовых переживаний:


1. Каким был для тебя самый глубокий транс из всех, в которых ты когда-либо бывал? На что это было похоже?


2. Как ты определяешь для себя, что у тебя начинает развиваться транс?


3. Ты можешь вспомнить последний раз, когда ты был в очень приятном трансе?

Или, если клиент никогда не переживал формального транса, вы можете дополнить вопросы, касающиеся транса (см. выше), вопросами о том, как клиент воображает или представляет себе транс:



1. Как ты представляешь себе, на что это было бы похоже пережить легкий транс?


Гипнотический эффект вопросов для доступа к памяти больше всего зависит от того, как они задаются. Если они задаются прямолинейно в обычной ситуации, то они, очевидно, не вызовут транса. Транс вызывается лишь в той степени, в которой:

1) внимание клиента сфокусировано на его внутреннем переживании,

2) терапевт задает вопросы значительно.

Так что, когда клиент начинает сосредотачивать внимание внутри, терапевт может сделать 1-2 секундную паузу, ожидающе глядя на клиента, чтобы развить потенциал реагирования, прежде чем задать вопрос (обычно негромко и медленно). Затем терапевт (часто едва различимо покачивая головой) делает паузу еще на пару секунд, с еще большим ожиданием глядя на клиента, чтобы дать ему время пережить ответную реакцию на вопрос. Однако, даже при выполнении этих условий, вопрос может не оказаться значимым для клиента, поэтому терапевт может задать целый ряд вопросов, пока не найдет тот, на который клиент отреагирует.

Пока терапевт постепенно переходит от обычных разговорных и незначительных вопросов к вопросам доступа к памяти, он может постепенно замедлять свои несловесные процессы и в целом все больше фокусировать свое внимание (сохраняя расслабленное состояние). Эта техника несловесного ведения обычно замедляет клиента и способствует развитию неаналитических процессов и внутреннего фокуса. Когда у клиента начинают проявляться признаки транса, терапевт может задавать вопросы еще медленнее и значительнее. Как только клиент явно вошел в транс (например, отсутствие движений глаз из стороны в сторону (которые обычно связаны с сознательными процессами), малоподвижность, уменьшенная словесная реакция или задержка словесного ответа), то терапевт может перейти к техникам углубления транса, чтобы у клиента была возможность перестать отвечать словесно и полностью войти в транс.

Вопросы, дающие доступ к явлениям транса.


1. Какие занятия приятно захватывают или увлекают тебя, поглощают твое внимание?


2. Что ты делаешь для отдыха, для расслабления?


3. Какие мысли о твоем детстве особенно приятны для тебя?


4. В какие игры ты больше всего любил играть ребенком?


5. Какие взаимоотношения ты особенно ценишь?


Рамочные метафоры и диагноз


Аутогенная тренировкаэто вариант гипноза, сосредоточенный на использовании образности и релаксации (в противоположность подходу Эриксона, подчеркивающему использование диссоциации между сознательным и подсознательным переживанием). Цель аутогенной тренировкинаучить клиента переживать разнообразные психотерапевтические реакции, например, ощущать тяжесть и теплоту в конечностях, регулировать работу сердца и дыхание, испытывать теплоту в животе и охлаждение лба. В этих реакциях у клиента может наблюдаться замедление сердцебиения, понижение кровяного давления и усиление корковых разрядов в ствол мозга.1 Поскольку АТ не указывает, как и в каких случаях применять эти новые реакции, клиенты могут сами принимать такие решения, в зависимости от своих индивидуальных потребностей и условий. Конечно, эта свобода не подходит некоторым клиентам и, в качестве глобального подхода к терапии, АТ не в состоянии учитывать индивидуальное поведение, потребности и личные требования некоторых клиентов. Однако гипноз в сочетании с надлежащей аутогенной тренировкой оказался полезным при лечении мигреней, повышенного давления и сердечно-сосудистых заболеваний,2 а также для калибровки.3

Тезис этого обзора состоит в том, что гипноз как вид лечения, более успешен, если клиента рассматривают как нечто большее, чем «тело с симптомами». Даже если предложенная проблема определяется «лишь» как «симптом», наиболее полезное лечение предполагает обращение ко всей личности клиента, с целью ее лучшего приспособления. Этот взгляд поддерживается клиническими данными, согласно которым чисто симптоматическое лечение так называемых невротических клиентов не всегда предотвращает рецидив симптомов, поскольку при таком лечении недостаточно учитываются особенности личности.4 В соответствии с этим, в настоящей статье рассматривается гипнотерапия, основанная на вдумчивой диагностической оценке личности клиента и его социального окружения, и дающая поэтому долговременное облегчение симптомов и альтернативу симптоматическим методам приспособления. Подобным образом, тщательно продуманное разделение конкретных целей в сексуальной терапии может привести к большей уверенности в себе, расширению способов поведения, устранению симптомов и разрешению внутреннего конфликта.5 В этой статье прокладывается логическая последовательность от диагноза личности в ее социальной среде к плану лечения с терапевтическими целями, к составлению и проведению рамочных метафор, достигающих этих целей.


Индивиды с симптомами обычно не осознают конфликты и отсутствие доступа к ресурсам, что в сочетании вызывает некоторый симптом. Инсайт-терапия предполагает, что понимание динамической причины высвобождает подавленные чувства и побуждения, вызывающие напряжение. К сожалению, понимание смысла симптома само по себе не меняет способности индивида или семьи эффективно справляться с множеством ролей, ожиданий и задач, возникающих из разнообразия личных, семейных и общественных отношений. Чтобы стимулировать ресурсы, необходимые клиенту для эффективного удовлетворения всех этих требований, метод Эриксона в значительной мере прибегает к метафорам. Хотя метафорическая терапия сужает возможности инсайта, она усиливает роль подсознания,6 что означает глубокое изменение симптомов, личности и развития семьи.

Диагностические соображения


Концепции и терминология, касающиеся неврозов, исторически возникли из теории психоанализа. Поскольку Эриксон, как известно, не придерживался этой теории, применение термина «невроз» нуждается в некотором объяснении. Этим термином обозначены личностные трудности, неприемлемые для клиента. Однако, несмотря на трудности, субъективная реальность клиента более-менее совпадает с субъективной реальностью окружающих его людей. Термин «невроз» не означает, что эти трудности временные или что они связаны с какой-то конкретной ситуацией. Имеется в виду их следующие признаки:


а) эти трудности отрицательно влияют на жизнь этого человека;


б) индивид осознает, что трудность требует лечения, и потому возникает ситуация, в которой индивид согласен участвовать в терапевтическом процессе;


в) семья индивида, если сознает наличие трудности, как правило, соглашается с тем, что эта трудность существует.

Поскольку клиенты согласны участвовать в терапии, то они (и, возможно, их ближайшие родственники) обычно не создают особых затруднений в общении с терапевтом и не оказывают сознательного сопротивления лечению. При этих обстоятельствах можно использовать гипноз в прямой форме. Но часто именно в семье или в социальной среде возникают трудности в коммуникации, являющиеся источником невроза; потому что, по словам Эриксона «психическая болезнь есть крушение коммуникации между людьми».7 Эриксон предъявлял определенные требования к оценке трудностей клиента и к масштабу лечения. Начнем рассмотрение масштаба лечения с анализа установки клиента и членов его семьи по отношению к предложенной трудности.


Характер индивида


Люди, приходящие на лечение, имеют симптом, неприемлемый для них и для их семей, и они стремятся устранить вызываемое им беспокойство. Хотя клиенты способны выразить это желание в сравнительно ясной форме, каждый из них делает это в собственной своеобразной манере, проявляя свое отношение к другим людям. Первичная оценка предназначена для установления способа коммуникации с каждым клиентом.

Эриксон обладал особой способностью общаться со всей личностью человека, создавая замечательное ощущение понимания и раппорта. Его общение с людьми происходило на их собственной почве. Многие люди, лично испытавшие влияние Эриксона, утверждают, что он как будто «смотрел внутрь их», таким образом, какого они никогда не испытывали прежде. Предполагается, что прекращение движения и внутреннего диалога и кратковременный переход от обычной сознательной деятельности к трансу облегчает наблюдение нюансов в идеомоторном поведении клиента. Наблюдение в таком состоянии помогает приобрести лучшее понимание человека. Наконец, обращаясь к подлинному состоянию человека со всей возможной искренностью и настоящей заботой о нем, можно в некоторой степени достигнуть эмпатии Эриксона.

Оценка того, как клиент обычно относится к другим людям, в значительной мере зависит от способностей и опыта терапевта. Однако можно указать некоторые полезные руководящие идеи, помогающие улучшить эту способность. Оценка содержит две размерности: доминирующий или подчиняющийся этот человек, дружелюбный он или враждебный? Индивиды развивают шаблоны отношений с членами семьи и другими людьми, и это становится их привычной ролью во взаимоотношениях: например, контролирующий, самодовольный, помогающий, просящий и т.д. Как было обнаружено, полезнее всего для диагностических целей расположить межличностное поведение в непрерывную последовательность от относительного доминирования до относительного подчинения и от относительного дружелюбия до относительной враждебности.8 Люди, часто играющие «просительную» роль, характеризуются при этом как дружелюбно-подчиненные. В этом качестве их поведение предсказуемо, и можно допустить, что такой человек ищет и вызывает дополняющие роли, вступая в связи с лицами дружелюбно-доминирующего характера. Этот человек будет положительно реагировать, если терапевт тоже будет играть дополняющую роль.


Точно так же, человек, играющий роль «самодовольного» или «отчужденного», займет враждебно-доминирующую позицию. Такое поведение, как правило, вызывает у других неуверенность (враждебное подчинение) или возмущение. Терапевту стоит отдавать себе отчет в том, какого раппорта он может достигнуть, проявляя, в зависимости от наблюдаемой степени доминирования или враждебности, свою неуверенность или свое вызывающее поведение.

Далее, клиенты, производящие впечатление «контролирующих» и «общительных», согласно этой оценке обычно занимают дружелюбно-доминирующую позицию. В таких случаях клиент будет реагировать положительно, когда терапевт обращается к его руководящим качествам и ответственности. Это возможно, когда у терапевта достаточно гибкости, чтобы занять дружелюбно-подчиняющуюся позицию.

Наконец, в четвертую логическую категорию входят клиенты, производящие впечатление сопротивляющихся и не уверенных в себе: это враждебно-подчиняющаяся роль. Такая ориентация обычно вызывает у других относительно враждебное и доминирующее поведение, в виде самовлюбленного и состязательного поведения, или в виде открыто агрессивного поведения. Терапевту следует подойти к такому клиенту с поведением, которое покажется клиенту привычным: он должен вести себя уверенно, повелительно и даже несколько отчужденно.

При этой первоначальной оценке могут обнаружиться некоторые важные факторы, относящиеся к симптому. Например, человек с определенными соматическими жалобами (например, с повышенным давлением) часто проявляет весьма дружелюбное и доминирующее поведение. Как видно из предыдущего, терапевт лучше всего расположит к себе такого клиента, заняв относительно дружелюбную и подчиненную позицию. Если терапевт задает ему вопросы, восхищается им, обращается к его руководящим привычкам, то это обычно вызывает положительную реакцию. Отсюда логически следует, что клиент должен не только научиться релаксациичто очевидноно и некоторым дополнительным ролям, наиболее важным для него, чтобы относится к людям по-новому. Например, способен ли этот человек не просто быть лидером, но побуждать к лидерству других? Может ли он играть в присутствии лидера дополняющую роль дружелюбия и подчинения? Или, в эмоциональной сфере, способен ли человек позволить себе зависеть от других, выражая нежность и эротические чувства (все это входит в дружелюбно-подчиняющееся поведение)? Если же человек прочно утвердился в дружелюбно-доминирующем поведении, какие понятия и представления о себе могут помешать ему использовать имеющиеся у него дружелюбно-подчиненные формы поведения? Вся информация, полученная из такой оценки, может быть включена в план лечения, в соответствии с заключенным терапевтическим контрактом.


Далее, возникает вопрос, как можно изменить структуру семьи, чтобы приспособить ее к новым способам поведения? Если супруг клиентки обычно играет дополняющую подчиненную роль, то есть ли у него доступ к способам поведения и эмоциям, необходимым чтобы играть дружественно-доминирующую роль, когда это уместно? Каким образом это может принести пользу семье? Какие обстоятельства могут содействовать такой реорганизации?

Следовательно, из первоначальной оценки клиента обнаруживаются:


а) основные направления для успешной коммуникации с клиентом;


б) потенциальные цели;


в) какой терапевтический подход наиболее вероятно подойдет клиенту и его семье.


Роль, которую играет клиент, дает важный ключ для понимания того, как он справляется с требованиями взаимоотношений и к каким дополнительным способам поведения нужно найти доступ, чтобы справляться с ними более эффективно.

Таким образом, оценка клиента должна содержать его представление о себе, привычную роль, которую он играет в отношениях, структуру семьи и ее уровень развития, и психологический возраст клиента.

Необходимо определить не только стадию развития семьи, но и факторы давления, действующие на семью. Поскольку каждая семья единственна в своем роде, типы трудностей могут быть весьма разнообразны. Ожидания и потребности семьи в значительной степени зависят от экономических и социальных переменных. Кроме того, неповторимый характер каждого члена семьи зависит и от таких факторов, как опыт всех других ее членов, и даже от таких часто не принимаемых во внимание условий, как местный климат, химические загрязнения, медикаменты, наркотические вещества, алкоголь. При возрастающем разнообразии стилей жизнивоздержании от брака, семьях с единственным родителем, гомосексуальных парах, групповых браках, перестройках семей, повторных браках и разводахследует пересматривать «нормальные» тенденции развития семьи. Впрочем, при всей важности этого вопроса, он выходит за рамки предлагаемой статьи.


Однако можно перечислить некоторые логические этапы развития семьи и составить их список. Чтобы такой список был полезен для оценки конкретной семьи, он должен быть очень подробным. Предлагаю для обсуждения типичный список изменений, происходящих на различных этапах развития семьи. Рассмотрим, например, следующую последовательность изменений, чтобы проиллюстрировать стадии развития семьи:


  • решения об образовании,




  • ухаживание,




  • первоначальные решения о трудоустройстве,




  • обручение,




  • решения о браке,




  • решения о воспитании детей,




  • средний период брака и воспитание детей,




  • приспособление к уходу детей из дома (в школу),




  • возможное приспособление к перемене места жительства и работы,







  • возможное насилие в домашних отношениях,




  • возможный алкоголизм или наркомания,




  • примирение с последствиями жизненно важных решений,




  • приспособление к появлению потомства у детей и бракам детей,




  • уход на пенсию, трудности пенсионного периода,




  • смерть близких, и, наконец




  • примирение с близостью и неизбежностью собственной смерти.

Оценка стадии развития семьи клиента доставляет информацию, важную для планирования терапевтических мер, особенно метафор, не только для того, чтобы решить существующие проблемы, но и для того, чтобы облегчить или предотвратить проблемы в будущем. При этом ближайший этап развития столь же важен, как и нынешний. Например, в помощь клиенту в успешном ухаживании стоит включить обучение тем или иным аспектам завершающих этапов ухаживания, в конечном счете ведущих к обручению и браку. Когда цели терапии включаются в метафоры, помогающие клиенту по-новому оценить смысл его опыта и найти доступ к дополнительным ресурсам, то часть этих метафор относится к видам поведения, чувствам, восприятиям и т.д., позволяющим ему справляться с трудностями или давлением, которые ему встретятся не только в настоящем, но и в будущем.


Для достижения этой цели терапевт должен самым методическим образом рассмотреть все навыки, восприятия и все разнообразие ресурсов, которые понадобятся клиенту для творческого приспособления к требованиям своей роли на нынешнем и на ближайшем этапе развития семьи. Точно так же, должны быть разработаны ресурсы, необходимые для приспособления и реагирования на функциональную структуру семьи. Все разнообразие взаимодействий, составляющих структуру семьи, может быть разложено для рассмотрения на логические сегменты; и в самом деле, терапия может систематически учитывать каждый из таких элементов, точно так же, как большинство навыков может быть сведено к их составным элементам.

В число факторов, подлежащих рассмотрению при оценке структуры семьи, входят следующие:


  • кто с кем говорит;




  • о чем они говорят;




  • чего избегают;




  • какова типичная эмоциональная реакция;




  • какую роль каждый обычно принимает;




  • играет ли кто-нибудь дополняющую роль;




  • является ли эта дополняющая роль поддерживающей и здоровой;




  • каким образом роль параллельна наблюдаемой в родительской семье;




  • имеет ли роль функцию козла отпущения, или является надежной защитой,




  • воплощает ли она мифы или разногласия, касающиеся ценностей, самооценок или поступков?


Эти факторы включаются в приводимые дальше диагностические параметры.
Диагностические параметры




следующая страница >>