litceymos.ru 1 2 3


Екатерина Ткачева

8 903 232 85 25

kotka2004@mail.ru


ФОНАРЬ-ЛУНАТИК

или


ВНАЧАЛЕ ДОЛЖНЫ ВСТРЕТИТЬСЯ ОН И ОНА


Пьеса в одном действии


Действующие лица:


ОН

ОНА


Им 20 с небольшим, наши дни.


Вначале должны встретиться он и она. Для такой встречи обязательно должна быть осень, накрапывающий дождик, который потом перейдет в ливень, пасмурно, пустынно. И фонарный столб. Пусть это произойдет у фонарного столба. Они оба уже стоят там, у одного и того же столба, хотя таких столбов множество на свете. Но им хочется стоять именно у этого, хотя, похоже, они тяготятся присутствием друг друга. Ведь пока они незнакомы. Ну, мы это поправим.


ОН. Эй, привет!

ОНА. Привет!

ОН. Хочешь, я раскрою зонт? Он у меня есть.

ОНА. Тогда почему ты не раскрываешь?

ОН. Потому что дождь маленький.

ОНА. А-а.

ОН. Маленький. Я ждал, когда он разойдется посильнее.

ОНА. Может быть, он совсем кончится?

ОН. Может быть. Но пока он накрапывает, я могу раскрыть для тебя зонт.

ОНА. Спасибо. Но мне тоже нравится дождь.

ОН. Разве я сказал, что он мне нравится? Я имел в виду, что он мне не мешает. Но вообще-то я не люблю дождь.

ОНА. Значит, мы не похожи. Потому что я люблю.

ОН. Конечно, мы не похожи. Почему мы должны быть похожи?

ОНА. Я не говорила, что должны. Но раз мы стоим сейчас у одного и того же фонарного столба, значит, у нас есть что-то общее.

ОН. Мы можем разойтись к разным столбам. Мы совсем не обязаны стоять именно у этого. Во всяком случае, я. Хотя я жду здесь свою девушку. Но я могу подойти к следующему столбу. Все равно я сразу ее замечу, как только она появится.

ОНА. А-а. А я обязана стоять именно у этого столба.


ОН. Почему?

ОНА. Потому что я никого не жду.

ОН. Как это?

ОНА. Такое бывает. Когда ты стоишь у определенного фонарного столба и никого не ждешь.

ОН. У меня не бывает. Я жду свою девушку.

ОНА. А с какой стороны она появится?

ОН. Оттуда. Она приедет на трамвае.

ОЕА. На «девятке»?

ОН. Ага. «На девятке».

ОНА. Значит, она поедет от метро?

ОН. От метро.

ОНА. Наверное, она приедет к тебе в гости?

ОН. Ну да. Мы пойдем ко мне в гости.

ОНА. А почему ты встречаешь ее не на остановке, а здесь?

ОН. Мы так договорились.

ОНА. А в чем она придет?

ОН. Не знаю.

ОНА. Ты не знаешь, в чем ходит твоя девушка?

ОН. Ну, обычно она носит брюки.

ОНА. Жаль.

ОН. Почему?

ОНА. Потому что мужчинам больше нравится, когда девушка носит юбку.

ОН. Мне нет. Она и в брюках выглядит очень сексуально.

ОНА. Ты сказал сексуально?

ОН. Просто сногсшибательно.

ОНА. А-а.

ОН. Хотя, наверное, я не должен был тебе этого говорить.

ОНА. Почему?

ОН. Ну, тебе ведь не нравится, что я делаю комплименты другой девушке.

ОНА. Почему? Она же твоя девушка. Значит, ты должен делать ей комплименты.

ОН. Конечно. Но мне на твоем месте было бы все равно неприятно. Если бы при мне хвалили кого-то еще.

ОНА. Мужчины такие самолюбивые.

ОН. Ну да. Наверное.

ОНА. Не наверное, а точно. Вот мой парень – ужас до чего самолюбивый.

ОН. У тебя есть парень?

ОНА. Конечно.

ОН. Странно. А я думал, у тебя нет парня.

ОНА. Почему?

ОН. Не знаю. Просто я так подумал.

ОНА. Наверное, потому что я сказала, что никого не жду?

ОН. Нет.

ОНА. Но ведь не могу же я всегда его ждать. Можно иногда и просто так постоять у столба.


ОН. Не знаю, почему я так подумал. Просто подумал: «Наверное, у нее нет парня».

ОНА. Ты ошибся.

ОН. Тем лучше, что он у тебя есть. Знаешь, иногда так дискомфортно бывает с девушкой, у которой нет парня. Будто чувствуешь себя чем-то обязанным.

ОНА. Значит, со мной ты теперь не будешь чувствовать себя чем-то обязанным.

ОН. Я не про тебя. Я вообще.

ОНА. А-а.

ОН. Это я неловко выразился.

ОНА. Ничего. Мне так не показалось.

ОН. Наверное, ты не конфликтная. Вот у меня была одна девчонка, такая привередливая. Что бы я ни говорил, она обижалась. И все время со мной спорила.

ОНА. Некоторые любят спорить.

ОН. Я нет. Поэтому мы с ней расстались. И я впервые за три месяца вздохнул свободно.

ОНА. Значит, вы совсем не подходили друг другу.

ОН. Мы бы подходили, если бы она не была такая конфликтная. Это здорово, что ты не конфликтная. Твоему парню повезло.

ОНА. По-моему, он так не думает.

ОН. Вы что, поссорились?

ОНА. Нет. Но он вообще считает, что ему никогда не везет. Он вбил себе в голову, что он неудачник.

ОН. Зря ты с ним связалась. Такие типы мнят, что весь мир им что-то должен. А сами пальцем пошевелить не хотят.

ОНА. Откуда ты знаешь?

ОН. Мой папаша тоже считал себя хроническим неудачником. А потом спился и потерял работу.

ОНА. Чем же он теперь занимается?

ОН. Продолжает пить. И ругает нас на чем свет стоит.

ОНА. Вас?

ОН. Ну да, меня и мать. Не повезло ей, что она с ним связалась. Теперь ей приходится вкалывать за двоих. Я ей, конечно, помогаю. Но у меня тоже есть своя девчонка, на которую приходится тратиться.

ОНА. Та, которую ты сейчас ждешь?

ОН. Ну да, она. Девчонки сейчас стали такие меркантильные. Им обязательно хочется, чтобы у парня были большие деньги. Но я их понимаю. Им же нужно пустить друг дружке пыль в глаза. А если у парня совсем нет денег, то вам с ним и связываться не надо.


ОНА. Наверное, у тебя есть младшая сестра?

ОН. С чего это ты взяла?

ОНА. Ну, ты говоришь так, будто учишь свою младшую сестру.

ОН. Нет. Я просто рассуждаю вслух.

ОНА. А-а.

ОН. Почему ты все время говоришь «а-а»?

ОНА. Привычка.

ОН. Кажется, что ты еще что-то хочешь добавить, и ничего не добавляешь.

ОНА. Нет, я ничего не хочу добавить. Я бы добавила, если бы хотела. Я никогда не стесняюсь говорить свои мысли вслух.

ОН. Это хорошо. Знаешь, бывают такие скованные люди, которые хотят сказать, что-то и не говорят, потому что комплексуют.

ОНА. Я никогда не понимала таких людей.

ОН. Я тоже. Уж если есть, что сказать, то я всегда скажу. По-моему, надо быть проще, и более открытым. Все равно по большому счету никому нет дела до того, что ты говоришь. У них это через минуту из головы вылетает.

ОНА. Это точно.

ОН. А они чертовски преувеличивают свою значимость, им кажется, что каждое их слово все будут помнить до конца жизни. Вот они и молчат.

ОНА. Даже смешно.

ОН. Нет, просто глупо таить про себя то, что ты думаешь. Ведь на то нам язык и дан, чтобы говорить. Знаешь, я терпеть не могу таких людей, которые не умеют общаться.

ОНА. Да, с ними бывает нелегко.

ОН. Сам начинаешь чувствовать себя идиотом, когда треплешься целый час о чем-нибудь, а он тебе в ответ только «да» или «нет». Будто других слов не знает. Это даже эгоистично с их стороны, - стоять истуканами и только кивать головой.

ОНА. Кажется, что такие люди все время думают о чем-то своем.

ОН. О чем они могут думать? Это все только одна видимость.

ОНА. Наверное, они мнят себя очень умными.

ОН. Не бывает, чтобы умный человек двух слов связать не мог.

ОНА. Им кажется, что они думают о чем-то великом, чего другим доверить нельзя.

ОН. Вот именно, что у них просто мания величия. Представляют себя бог знает кем, а остальных считают дураками. Не очень-то приятно чувствовать, что тебя считают дураком.


ОНА. Наверное, тебе часто приходится сталкиваться с такими людьми?

ОН. Еще бы. Их хоть пруд пруди. Даже моя мать очень закрытая.

ОНА. Неужели даже мать?

ОН. Да, она всегда была для меня загадкой. Я только понимаю, что ей тяжело. Поэтому мне ее всегда жалко. Может, если бы я знал, что у нее на уме, то перестал бы ее жалеть.

ОНА. По-моему, родителей всегда жалко, какими бы они ни были.

ОН. Раньше я бы не стал ее жалеть.

ОНА. Когда раньше?

ОН. Ну, когда отец еще не пил. Она тогда была такая красивая, с хорошей фигурой. Я еще был маленьким, но уже понимал, что моя мать – красивая. Тогда никому в голову бы не пришло ее жалеть.

ОНА. Да, красивых обычно не жалко. Им только все завидуют.

ОН. Ты так это говоришь, как будто сама красивая.

ОНА. Что?

ОН. Извини. Я имел в виду, что ты просто симпатичная. Ну, такая, обычная симпатичная девчонка. Ты же сама понимаешь, что до настоящей красавицы тебе далеко.

ОНА. Да, конечно.

ОН. Не обижайся, я же не сказал ничего обидного. Я просто сказал вслух то, что ты и сама отлично знаешь.

ОНА. С чего ты взял, что я обижаюсь?

ОН. Нет, правда. Я только имел в виду, что тебя бы не взяли на конкурс красоты. А так ты очень даже ничего.

ОНА. Конечно. Мне далеко до конкурса красоты.

ОН. Да, там нужна такая клевая фигура, длинные ноги, большая задница. А у тебя всего этого нет.

ОНА. Ну да, зачем ты мне все это говоришь?

ОН. Просто многие девчонки почему-то расстраиваются, что они не похожи на моделей. Какая глупость. Если бы все были, как модели, то все были бы одинаковыми. Это же лучше, что все разные.

ОНА. Я никогда не хотела быть похожей на модель.

ОН. И правильно, у них у всех куриные мозги. Была у меня одна – до того выпендрежная девка, а в голове ни вот столько.

ОНА. Это не та, которая все время обижалась?


ОН. Нет, эта была еще раньше. Но я с ней долго не протянул, сказал: «иди-ка ты…» Нет, она не обижалась, а сама всегда на меня орала.

ОНА. За что?

ОН. Просто так. Нервы были измотанные. У них ведь тяжелая работа.

ОНА. Да, так говорят.

ОН. Это точно. У них жесткая конкуренция, кто пробьется, которую возьмут. Поэтому, наверное, она была злая. Но я ее понимаю. Он просто хотела быть успешной. Это нормально – стремиться быть успешным. Когда человек проблемный, он никому не нужен. Я сам не люблю проблемных людей. Куда легче общаться с теми, кто преуспел в жизни.

ОНА. Вот как?

ОН. Они не будут тебе завидовать и желать, чтобы все твои труды даром пропадали. А проблемные только и хотят, чтобы все вокруг бедствовали, как они. К чему общаться с человеком, который про себя желает тебе бедствовать? Нет, лучше иметь дело с успешными.

ОНА. Наверное, твои друзья из их числа?

ОН. Конечно. Мои друзья из тех, кто стремиться взять от жизни лучшее. Еще далеко не у всех есть грандиозные бабки, но все они вкалывают, чтобы обеспечить себе достойное будущее.

ОНА. Наверное, они умеют достигать, чего хотят?

ОН. Да, это про них. Они знают, что надо просто комплексовать поменьше и не оглядываться на всяких неудачников. Такие только дело портят своим нытьем. Нужно плюнуть на них, даже если они раньше были твоими друзьями. Мы живем только один раз, чтобы быть сильными и побеждать, какой смысл уступать дорогу другому, если тебе нужно пройти по ней самому? Мои друзья открыто стремятся быть первыми, мы не слабаки, как некоторые.

ОНА. Тебя точно слабаком не назовешь.

ОН. А твой парень, наверное, не сильно преуспел.

ОНА. Ну, он старается, как может.

ОН. Если человек считает себя неудачником, он далеко не пойдет.

ОНА. Все еще может измениться.

ОН. Вряд ли. Если только ты так сделаешь, чтобы он поверил в себя. Иногда девчонки это могут. Но, по-моему, лучше не тратить время на таких, как он. Можно с ними потонуть и не заметить. Хотя ты, конечно, решай сама. Может, у него просто временная депрессия.


ОНА. Да-да, что-то вроде временной депрессии.

ОН. Вообще-то депрессии обычно бывают у девчонок. У настоящего мужика их быть не должно. Но сейчас многие мужики себя ведут не по-мужски, и это даже считается нормальным. Хотя, по-моему, это фуфло, а не мужик, если у него депрессия.

ОНА. Ты же его не знаешь.

ОН. Нет, я не про твоего говорю, а вообще. Но я бы и не хотел знать пацана, который пускает сопли.

ОНА. Мой не пускает. Просто он часто бывает не в духе.

ОН. Я сам часто бываю не в духе, но это еще не повод считать себя неудачником. Наверное, у него какой-нибудь скрытый комплекс неполноценности. Я бы на твоем месте заставил его сходить к психологу. Часто бывает, что кому-то нужна помощь психолога, а он об этом даже не догадывается.

ОНА. Да, пожалуй.

ОН. Ведь комплекс неполноценности - это болезнь, которую можно вылечить. Нужно просто бороться, изо дня в день преодолевать себя. Иначе сопьешься, как мой папаша. Небось, и твой не дурак выпить?

ОНА. С чего ты взял?

ОН. Ну, когда у людей проблемы, они часто берутся за бутылку.

ОНА. Нет, он выпивает совсем чуть-чуть.

ОН. Лучше бы ты ему совсем не давала пить. А то и до беды недалеко.

ОНА. Не все ведь становятся алкоголиками.

ОН. Но когда таким образом пытаешься уйти от проблемы – это верный знак.

ОНА. По-моему, выпивка помогает ему стать самим собой. Он делается таким нежным и сексуальным.

ОН. Да, здорово ты влипла. Тебе нужно поскорее сматывать от него удочки.

ОНА. Я не могу.

ОН. Почему?

ОНА. У меня был от него ребенок.

ОН. Как это был?

ОНА. У меня был от него выкидыш.

ОН. Как это выкидыш?

ОНА. У тебя когда-нибудь был выкидыш? А у меня был. Это было так больно.

ОН. Очень больно?

ОНА. Ну да. Очень. И я стала прыгать в классики.

ОН. Что?

ОНА. Я прыгаю в классики.

ОН. В какие классики?

ОНА. Рисую их мелом на асфальте и прыгаю.

ОН. У тебя что, не все дома?

ОНА. У меня только он дома. И мой выкидыш. А я прыгаю в классики.

ОН. Зачем?

ОНА. Это помогает.

ОН. Помогает чему?

ОНА. Расти. Взрослеть. Плакать. Жить.

ОН. Прыганье в классики?

ОНА. Ну да. Я ношу с собой мел. У меня в кармане лежит мел.

ОН. И сейчас?

ОНА. И сейчас.

ОН. А-а.

ОНА. Зачем ты говоришь «а-а»?

ОН. Я не знаю, что еще говорить. Похоже, у тебя не все в порядке.

ОНА. Да, а ты ведь не любишь проблемных людей.

ОН. Я не думал, что у тебя проблемы. С виду ты симпатичная.

ОНА. У меня нет проблем, у меня был выкидыш, а теперь я прыгаю в классики, и скоро стану успешной.

ОН. Станешь успешной?

ОНА. Да, достигну больших успехов.

ОН. Вряд ли тебе поможет стать успешной прыганье в классики.

ОНА. Мне поможет. Потому что в этот момент я чувствую себя маленькой.

ОН. Тебе помогает, когда ты чувствуешь себя маленькой?

ОНА. Очень.

ОН. Да, я читал, что когда у человека проблемы, то нужно представить себе свое детство и искать причины там. Тогда наверняка обнаружится, откуда все пошло.

ОНА. Вряд ли бы я нашла в своем детстве причины своего выкидыша. Нет, я не вспоминаю детство. Когда я прыгаю в классики, я представляю себя совсем маленькой, еще не родившейся. Я чувствую себя не родившейся девочкой, которая никогда не родится, которая станет выкидышем.

ОН. А зачем ты себе это представляешь?

ОНА. Чтобы стать успешной. Чтобы заработать много денег. Чтобы всех опередить.

ОН. Что тут общего с выкидышем?

ОНА. Ну… потом я перестаю прыгать и понимаю, что я все-таки родилась, хотя могла бы не родиться. И значит, мне крупно повезло. Значит, я должна сделать все, чтобы выбиться в люди.


ОН. Здорово! Это у тебя такой психологический тренинг, да?

ОНА. Да, это такой психологический тренинг.

ОН. Смешно ты придумала.

ОНА. Наверно смешно.

ОН. Извини, я даже забыл, что у тебя… Ну, что тебе так не повезло.

ОНА. Ничего. Это ей не повезло, а не мне.

ОН. Кому?

ОНА. Девочке, которую я не родила.

ОН. Откуда ты знаешь, что это была девочка?

ОНА. Чувствую. Я с первого дня знала, что это девочка. Я с первого дня знала про нее все: что она любит есть, во что одеваться, о чем она мечтает. Я знала, чего она хочет. Но у нее ничего этого уже никогда не получится, потому что она выкидыш.

ОН. Знаешь, те, у кого проблемы, часто фантазируют, чего нет. Все-таки вряд ли ты могла все предвидеть на двадцать лет вперед. Это у тебя навязчивая идея. Тебе нужно от нее избавиться.

ОНА. Я уже от нее избавилась. Когда прыгала в классики. Меня просто однажды осенило, что ничего нет. Нет ничего, кроме классиков. И нужно пропрыгать их до конца. По всем правилам. Не заступая за черту. Не падая. Это такая схема. Везде одинаково прыгают в классики. Везде одинаково живут. Везде все одинаково. Везде бывают выкидыши. В этом нет ничего особенного.

ОН. Ты правильно думаешь, что ты не лучше и не хуже других. В тебе, правда, нет ничего особенного, как и во мне, как и во всех. Многие мнят себя черт знает чем, а у них такая же голова и ноги, ничего уникального. Каждому может не повезти, просто один вешает нос и спивается, а другой продолжает бороться.

ОНА. Я не собираюсь вешать нос.

ОН. Да, похоже, ты сильная.

ОНА. Не то чтобы сильная. Просто у меня в кармане мел.

ОН. Не каждому помогает мел в кармане.

ОНА. Он твердый. От него руки становятся белыми. Карман становится белым.

ОН. Ну и что?

ОНА. И я каждый раз вспоминаю, что я живу на белом свете. Где все правильно, где все по схеме. Где все мудро и справедливо устроено. И если жить по схеме, то обязательно станешь успешным.


ОН. Тебе бы нужно рассказать об этом твоему парню, пока он совсем не раскис.

ОНА. Да, мне тоже порой кажется, что его дела плохи. Он слишком мрачно смотрит на вещи, не понимая, что все к лучшему.

ОН. Не стоит иметь дела с пессимистами.

ОНА. Он не верит в свою удачу, ему кажется, что каким бы делам он не занялся, его ждет провал.

ОН. Да он просто лентяй! Ему неохота напрягаться и вкалывать. Сваливай-ка ты лучше от него, подружка.

ОНА. У меня был от него выкидыш. Нельзя уйти от человека, если у тебя был от него выкидыш. Он теперь не верит в себя как в мужчину.

ОН. Это его проблемы.

ОНА. Я должна доказать ему, что он не виноват, и что мир – белый.

ОН. Что значит, белый?

ОНА. Значит, в нем все идеально устроено. Просто мы в это не верим. Если бы он верил, то не мучался бы.

ОН. Что толку от тех, кто мучается? Они только создают проблемы другим. Я никогда не общаюсь с теми, у кого дела плохи. Я всегда выбираю веселых девчонок, которые любят ходить на дискотеки и зажигать.

ОНА. Значит, та, которую ты сейчас ждешь, любит ходить на дискотеки?

ОН. Да, она такая беззаботная. Она никогда ни о чем не беспокоится. Она всегда улыбается и тараторит без умолку. С ней так легко, и я не чувствую себя чем-то обязанным.

ОНА. Тебе повезло, что ты нашел такую.

ОН. Иногда она просит подарить ей то или это, и я ей никогда не отказываю. Она заслуживает даже больше, чем я ей дарю. Просто не хочется ее сильно баловать.

ОНА. А почему твоя девушка все не идет?

ОН. Еще не приехала.

ОНА. Она всегда так сильно опаздывает?

ОН. Она еще не опаздывает. И, скорее всего, не опоздает. Это я всегда прихожу намного раньше.

ОНА. Зачем?

ОН. Потому что мужчина обязан приходить на свидание первым. Она еще никогда не приходила первой. Однажды она пришла раньше на целый час, а я уже стоял. Она так удивилась.


ОНА. А зачем она пришла раньше на час?

ОН. Она хотела доказать мне, что я не такой настоящий мужчина, каким хочу казаться. И у нее не получилось. Больше она так не делала. Но я все равно должен быть начеку.

ОНА. Я никогда не думала, что бывают такие мужчины. Мои парни часто сами опаздывали на свидание, и мне приходилось их ждать. Мне даже бывало обидно, а все из-за этих дурацких предрассудков, что мужчина должен приходить на свидание раньше девушки. А у меня никогда не получалось сильно опаздывать. Мне так хотелось скорее увидеться с этими ребятами, в которых я влюблялась, что как я ни старалась задерживаться и подольше собираться, все равно приходила вовремя или позже всего на несколько минут.

ОН. Моя девушка тоже приходит вовремя. Но я никогда не заставляю ее ждать. Я должен быть первым.

ОНА. Ты во всем любишь быть первым, да?

ОН. Конечно. Что тут особенного?

ОНА. Ничего. В этом нет ничего особенного. В тебе нет ничего особенного. Ты открытый и хочешь многого добиться. Ты ходишь на свидание с беззаботной девушкой. Ты ждешь ее у фонарного столба. А я прыгаю у фонарного столба в классики.

ОН. Ты что, собиралась здесь прыгать в классики?

ОНА. Ну да. Я пришла сюда, чтобы нарисовать здесь классики и прыгать. А тут подошел ты. И я постеснялась. Но ты сам говорил, не нужно ничего стесняться. У человека не должно быть комплексов. И поэтому я все-таки нарисую сейчас классики и буду прыгать. ОН. Ты не возражаешь?

ОНА. Конечно, нет. Это странно, но ты можешь делать так, как тебе нравится.



следующая страница >>