litceymos.ru 1 2

Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru

С.А. Гребнев

Психологические особенности лиц, страдающих от алкогольной зависимости




Содержание:


Сила великого обмана, или Базовые предположения

Внутриличностный договор

Желания явные и скрытые

Созависимость

Система верований

Эффект бумеранга, или Мотивация отказа от алкоголя

Жизнь вне времени

Стратегия реагирования на алкоголь


История употребления человеком веществ, изменяющих сознание, насчитывает не одно тысячелетие. Среди них наиболее употребительными являются спиртные напитки. У многих народов сложились алкогольные традиции – неписаные законы, устанавливающие, когда можно и нужно пить. Алкоголь способен изменять душевное состояние человека, давать ему ощущение успокоения, расслабления, комфорта, устранять сдерживающее начало и т. д. По мнению исследователей, алкогольные напитки употребляет более 90% взрослого населения большинства высокоразвитых стран, злоупотребляет значительно меньше – от 20 до 40% (по разным источникам), а страдает алкоголизмом в среднем 4 – 5%.

Сила великого обмана, или Базовые предположения


Можно выделить две условные модели знакомства человека с "зеленым змием".

Первая модель. Очень часто ребенок сталкивается с алкоголем уже в 5-10-летнем возрасте, когда впервые начинает понимать, что взрослые, а значит, авторитетные для него люди, употребляют напиток, который ему (пока он не стал взрослым) употреблять запрещено. Причем этот напиток (ребенок еще не дифференцирует его ни по качеству, ни по количеству) употребляется в самых торжественных случаях: дни рождения, праздники, и в первую очередь Новый год, а также когда происходят особо печальные события. На всем протяжении своего развития ребенок через взрослых получает опыт общения с алкоголем. Он видит, что алкоголь расслабляет, раскрепощает, делает взрослых людей веселыми и коммуникабельными, способствует снятию стресса, напряжения. Позитивные свойства действия алкоголя фиксируются и запоминаются. Эту модель можно отнести к поддерживаемым в обществе традициям культурного пития.



Примером второй модели – более жесткого и принудительного приобщения к алкоголю – может стать рассказ одного из моих пациентов.


Каждый праздник, а они бывали часто в этой семье, отец наливал своему 5-летнему сыну стопку водки и давал выпить. Ребенка удивляла реакция гостей, и ему нравилось быть в центре внимания, а все остальное воспринималось как естественный процесс (как будто так и должно быть). Таким образом, уже с самого детства формировался ритуал употребления столь уважаемого и почитаемого продукта. Отмечу также, что в семьях культурно пьющих процесс "взращивания" будущих алкоголиков идет не менее интенсивно, чем в семьях, пьющих много, часто и запойно. Именно здесь красивый, торжественно обставленный ритуал употребления алкоголя приводит к формированию у ребенка устойчивой положительной доминанты на употребление спиртных напитков.

С юных лет мальчишки спорят, что полезнее: сухие, крепленые вина или водка. Как полезнее принимать спиртное: редко, но большими дозами, или часто, но маленькими. Заметьте, они не спорят: принимать или не принимать. Интересуют только детали. Вопрос о приеме уже решен однозначно. Простота использования и доступность алкоголя делают его вне конкуренции. Постепенно человек привыкает к мысли, что если нужно расслабиться или снять стресс, есть только один способ – алкоголь. Если необходимо познакомиться с девушкой или вступить в интимные отношения, тоже есть только один верный способ – алкоголь. А как не принимать алкоголь в компании? Ведь будешь белой вороной. Более того, самым простейшим, самым примитивнейшим способом получения мнимых, иллюзорных запасов адаптационной энергии также является пьянство. Не в силах справиться с нелегкой задачей приведения реальной действительности в соответствие со своими взглядами на природу вещей, слабый, восприимчивый, мнительный человек находит именно этот легкодоступный путь к ложному спокойствию. И на короткое время алкоголь, бесспорно, снимает интеллектуальное и нервное напряжение. Как писал Джек Лондон: "Телу он дает ложную силу, духу – ложный подъем, а все окружающее заставляет казаться несравненно прекраснее, чем оно есть на самом деле". Но плата за эту медвежью услугу взимается поистине двойная.



Базовые предположения – это целая система взглядов человека на алкоголь. Успех работы с пациентом во многом зависит от того, насколько вы изучите его систему взглядов.


По мере формирования базовых предположений формируется зависимость, т. е. употребление спиртного становится естественным. Причем многие люди, регулярно употребляющие алкоголь, склонны считать, что они независимы от него. Употребление алкоголя более 12 раз в году – это уже зависимость. Зависимость от способа отмечать праздники, дни рождения, расслабляться и т.п. Втягивание в зависимость происходит тогда, когда приобретенный личный опыт воздействия алкоголя оценивается не критически или положительно. Ложный друг-алкоголь, "помогая" отдыхать, развлекаться, общаться или горевать, подталкивает человека к повторению и учащению употребления спиртных напитков.


Среди базовых предположений необходимо отметить осознаваемые и неосознаваемые; стандартные (наиболее часто встречающиеся) и индивидуальные, играющие существенную роль в формировании психологической зависимости.


Осознаваемые базовые предположения – это те, о которых говорит обратившийся к психотерапевту пациент, которые он осознает и готов изменить сам или с помощью специалиста. Наиболее часто встречающиеся осознаваемые базовые предположения описаны выше. Они же чаще всего являются стандартными.


Примером неосознаваемых предположений может быть использование алкоголя как стимула для поиска, нахождения и зарабатывания денег, которые на него и уходят, и вся процедура повторяется вновь. Причем количество заработанных денег пропорционально количеству выпитого. Другим примером может быть восприятие алкоголя как лекарства. "Отчего заболел – тем и лечусь", – часто можно услышать от людей, злоупотребляющих этим ядом.

Поскольку система взглядов и верований держит человека внутри этой проблемы, психотерапия алкогольной зависимости напрямую, можно даже сказать в первую очередь, связана с изменением мировоззрения клиента. Изменение базовых предположений влечет за собой переворот в сознании человека. Для некоторых клиентов с зависимостью полный отказ от алкоголя – это совершенно противоестественный шаг, он равносилен наступлению зимы после короткой весны, минуя привычное долгое и теплое лето.


Внутриличностный договор


Основываясь на своих базовых предположениях, многие люди с выраженной зависимостью искренне верят, что можно научиться употреблять алкоголь в ограниченных количествах. Эта система верований значительно отсрочивает приход к специалисту и усложняет помощь. Пытаясь обмануть себя, человек с зависимостью, выйдя из запоя, начинает употреблять алкоголь в малых дозах, но неизбежно переходит на большие, затем на сверхбольшие и вновь уходит в запой. Повторение запоев раз за разом невольно заставляет его задуматься об ограничении дозы. Система верований начинает расшатываться, становиться нестабильной. При увеличении длительности запоев происходит значительное ухудшение состояния: появляются частые и продолжительные головные боли, бессонница, страхи, тремор рук, боли в области сердца, печени, желудка. Любой из этих симптомов или появление дополнительных симптомов, таких как потеря памяти, асоциальное поведение, ухудшение отношений с родными и близкими людьми, на работе, приводит к изменению системы верований, и человек с зависимостью начинает понимать, что без посторонней помощи ему не обойтись. И хотя он знает о губительных последствиях алкоголя, некая внутренняя сила вновь овладевает им и ведет к очередному запою.


Человек входит в явное противоречие с самим собой, которое можно решить лишь в процессе работы с психотерапевтом, – это противоречие между пониманием, что употреблять спиртные напитки опасно для здоровья, и базовыми предположениями, о которых мы уже говорили. Люди с зависимостью часто ощущают раздвоение личности: "как будто во мне сидят двое".

Первый, или первая часть, говорит: "Не вздумай пить, тебе будет очень плохо. Опять будут проблемы дома, на работе, со здоровьем" и т. п. Второй, или вторая часть, начинает переубеждать первого: “Ну, я выпью только чуть-чуть, и на этом все закончится. Все веселятся, расслабились, и я имею право повеселиться и расслабиться. И потом, что подумают обо мне другие? Я не хочу быть белой вороной. Выпью немного и больше не буду”. Идет внутренний диалог. Две части пытаются договориться. Этот психологический феномен мы называем договором двух частей, или внутриличностным договором.



Такой внутренний диалог может длиться от нескольких секунд до нескольких минут. Причем доводы в пользу алкоголя часто бывают изощреннее и идут как бы в обход сознания первой части, которая утверждает, что после начальной дозы будет вторая, а за ней – пятая и десятая, поэтому употребление яда-алкоголя опасно в любой дозе.


"Хорошо, – говорит вторая часть,– я просто посижу рядом, поразливаю и докажу сам себе, что способен отказываться". Как только первая часть соглашается с такого рода доводами, она теряет бдительность и полностью начинает доверять второй части. Иногда это происходит во время второй, третьей попытки самостоятельной регуляции взаимоотношений с алкоголем. После того как человек разольет спиртное один или несколько раз, контроль ослабевает и реализуется позитивное намерение второй части: повеселиться, снять стресс, пообщаться с друзьями или с сексуальным партнером с помощью спиртного.

Налицо психологический феномен внутреннего диалога, с помощью которого клиент убеждает самого себя принять спиртное "в последний раз". В целях изменения его убеждений мы используем данный феномен и называем его "договором двух частей". Если вы спросите такого человека, что позитивного он получил от того, что вновь уговорил себя напиться и отравиться, очень часто услышите в ответ, что ничего положительного это ему не дало, что это просто вредная привычка. В таких случаях я провожу аналогию между алкоголем и другими повреждающими факторами, поскольку убежден, что наше бессознательное защищает нас от любых опасностей. Возьмем, например, колющие или режущие предметы, огонь или электричество. С их действием знаком каждый человек. Если вы случайно порезали себе палец или обожглись огнем, то непроизвольно станете избегать повторения прежних ошибок. По логике любой человек должен отказаться от головных болей, страхов, бессонницы, тремора рук, болей в печени, от тошноты с рвотой, которые появляются после запоя. Но поскольку этого не происходит, и прием алкоголя продолжается, я задаю вопрос: "Что позитивного дает вам алкоголь?" И если слышу ответ: "Ничего не дает", провожу короткий рефрейминг. При этом важно получить ответ "Да" на первых два-три вопроса. К примеру, аналоговое сравнение можно построить таким образом:



- Вам приходилось когда-нибудь ранить палец?


- Да.


- Это больно?


- Да


- Можно сказать, что боль – это сообщение сознанию, что вы навредили себе?


- Да.


- После длительного употребления алкоголя вы испытываете массу неприятных ощущений. (Перечисляются негативные ощущения похмельного синдрома, о которых рассказал клиент) Можно сказать, что это тоже сообщение сознанию о том, что вы навредили себе?


– Да.


– Так с какой позитивной целью вы вредили себе?


Как правило, в этот момент человек уходит в транс. Меняется его дыхание, изменяются вегетативные реакции, появляются непроизвольные движения. Именно эти реакции говорят наблюдательному психотерапевту о внутренней работе партнера. Молчание длится от 20 секунд до 5 – 6 минут. В это время клиент вспоминает запои, длящиеся от двух-трех дней до недели и месяца, а затем головную боль, тошноту, рвоту, боль во всем теле, дрожь, страхи и многое другое, что составляет синдром похмелья. Этот диалог заставляет пациента задуматься и найти те позитивные моменты, которые удерживают его в зависимости от алкоголя (помогает быть как все, расслабиться, не быть белой вороной, вступить в сексуальные отношения), обычно они являются открытием не только для психотерапевта, но и для пациента. Необходимо стремиться выяснить как можно больше таких позитивных моментов.


Конечно, вы сами можете сообщить клиенту о позитивных намерениях, тем более вы уже изучили их и знаете наизусть. Всегда существует соблазн показать свои знания другому. Но эффект психотерапии становится гораздо выше, если вы даете возможность партнеру самому прийти к осознанию этих намерений. К тому же, задавая вопросы, вы получаете более точную информацию, чем ваши собственные домыслы по этому поводу.

В бессознательном хранится два вида опыта. На первом этапе употребления алкоголя нарабатывается опыт приятных ощущений. Эго продолжается месяцами или годами. Человек получает удовольствие от спиртного в виде раскрепощения и свободы в общении с друзьями, в высказывании своих идей, построении планов, заключении сделок. Для одних алкоголь – это приятная компания, чувство мужского братства, более теплые эмоциональные чувства к женщине.



Для других – это расслабление, отдых после тяжелой физической или психологической нагрузки. Идет время. Алкогольная зависимость развивается по своим законам, и организм начинает реагировать на алкоголь уже иначе – болезненными запоями. Организм как бы протестует против алкоголя похмельным синдромом и сообщает, что этот яд становится опасным для здоровья. Нарабатывается опыт негативных ощущений, бессознательное запоминает телесную и душевную боль, связанную с употреблением спиртного, и старается оберегать от повторения неприятных или болезненных ощущений. В период, когда положительные ощущения преобладают над отрицательными, человек не обращается к специалистам. После очередного запоя он убеждает себя, и особенно своих родственников, что это последнее употребление спиртного, что он больше никогда не выпьет ни капли, потому что понял, что пить, как все, не умеет. Постепенно организм все чаще и чаще заявляет о повреждающем действии алкоголя-яда и начинает "кричать запоями": "Что же ты наделал? Зачем ты навредил мне?" Да и сам пострадавший приходит к мысли о том, что пришла пора прекратить пить. Он заявляет об этом всем окружающим и свято верит в то, что говорит правду. Проходит некоторое время (неделя-две, а иногда и меньше), и наш подопечный вдруг проявляет завидное свойство – забывать все плохое, связанное с алкоголем, и вновь вспоминает только приятные моменты. При этом он может продолжать говорить о том, что алкоголь вредит его здоровью, что необходимо лечиться, но... в его словах уже нет прежней убежденности. Часто родственники рассказывают о том, что пациент готов лечиться в первые дни отказа от алкоголя, а некоторое время спустя идет на попятную.


Что же происходит в этот момент? Как меняются желания такого человека, и почему появляется различие между намерениями, желаниями и действиями?

Желания явные и скрытые

Мы подошли к следующей психологической особенности людей с алкогольной зависимостью. Поговорим о различиях между желаниями явными и скрытыми.



Намерениями мы называем высказывания клиента. Он сообщает нам о том, что готов лечиться от зависимости, хотел бы избавиться от нее навсегда, и полностью убежден, что употреблять алкоголь не станет никогда. Этот человек действительно пришел к нам, и его слова не разошлись с делом.


Желания пациента можно разделить на две части: явные, о которых человек сообщает нам, и скрытые, о которых он может и не подозревать. Естественно, встает вопрос: как различать скрытые желания клиента? Насколько можно доверять его высказываниям? Насколько они правдивы, или, говоря на языке психотерапии, насколько они конгруэнтны?


Желания человека, или его конгруэнтность, определяются по невербальным признакам: мимике, жестам, улыбке, тону голоса.


Если человек говорит о печальном событии и при этом улыбается, – это вызывает недоумение у других людей. Такая реакция указывает на то, что данное событие не столь уж печально для этого человека и его бессознательного, подобное высказывание воспринимается как неконгруэнтное. Клиент, говоря о своих негативных ощущениях похмельного синдрома, вспоминает (не осознавая этого) и приятные ощущения, и вы можете наблюдать улыбку или даже радость на его лице. Это тоже неконгруэнтное высказывание, в связи с чем возникает вопрос о доверии к его словам.


При употреблении алкоголя остаются позитивные ощущения, которые, закрепляясь на протяжении времени, запоминаются надолго и играют ведущую роль в причинах повторения алкоголизации.

Вот почему у людей, часто употребляющих алкоголь (людей с зависимостью), начинают загораться глаза, появляется улыбка на лице, поднимаются тонус и настроение, активизируется поведение, когда они вспоминают или говорят о нем. Даже когда они говорят о негативных последствиях зависимости, можно увидеть у них на лице улыбку. Когда человек говорит, что он испытывает отвращение к алкоголю, и при этом улыбается, его слова воспринимаются с недоверием. Психотерапевт понимает, что на сознательном уровне человек желает отказаться от яда, но бессознательное продолжает помнить позитивный опыт, который и приводит к следующей алкоголизации. Неконгруэнтное высказывание свидетельствует только о том, что с клиентом необходимо провести работу, в результате которой его желания станут истинными, а воспоминания, связанные с алкоголизацией и ее последствиями, приобретут негативный оттенок, как на уровне сознания, так и на бессознательном уровне.



К сожалению, отвечая на вопросы психотерапевта, пациенты, как правило, начинают путаться, и обсуждение желания бросить пить подменяется обсуждением желания употреблять алкоголь в малых дозах (подобно тому, как это делалось раньше, когда пациент еще не был зависим от алкоголя). Такая постановка цели не является решением проблемы, и ее осуществление нереально, следовательно, необходимо сделать так, чтобы пациент отказался от мысли нормированного употребления алкоголя, постараться ликвидировать своеобразное "застревание" в прошлом.


Такого результата можно достичь, работая с временной линией пациента, неосознанно давая понять, что его алкогольная зависимость развивается только в одном направлении – негативном. Она разрушает его личность и весь микромир, в котором он существует. Показателем того, что ситуация качественно изменилась по сравнению с прошлым, является уже сам факт, что человек обратился за помощью.


Пациенту необходимо дать понять, что психотерапевт может обеспечить равнодушное отношение к алкоголю, но он не может загладить те "шрамы", которые нанес себе человек длительным употреблением алкоголя, а следовательно, не может восстановить в полной мере его мозг, его память, те "тормоза", которые помогали избегать излишней дозы алкоголя, делая его употребление приятным занятием. Психотерапевт не может вернуть пациента в прошлое, вернуть ему те ощущения, которые он испытывал раньше, и именно поэтому та цель, которую ставит перед собой пациент, то состояние, которого он желает достичь в результате лечения, должны быть совершенно новыми для него, иного рода, другого качества.

Очень важно представить пациенту его похмельный синдром как крик организма о помощи, сигнал, подаваемый посредством всех тех неприятных ощущений, которые он испытывает, когда выходит из запоя, свидетельствующий о том, что организм уже не воспринимает алкоголь, он отказывается от него. Возможно, раньше алкоголь привносил какие-то положительные моменты в жизнь пациента, но рано или поздно наступает время, когда алкоголь приносит больше страдания, нежели пользы и удовольствия.


Созависимость


Другой стороной алкогольной зависимости является созависимость. Психологическая созависимость – это широкое понятие. Оно охватывает взаимоотношения с родными и близкими, коллегами по работе, с производителями и продавцами спиртного и многими другими людьми. В большей степени созависимыми являются близкие клиенту люди. Так, стараясь "загладить вину" очередного запоя, человек с зависимостью принимает позицию виновного и добровольно взваливает всю тяжелую работу на себя. Это нравится окружающим. Родные видят, как он активно и много делает по дому. Коллеги и начальство наблюдают, как, исправляя свою вину, запойный пьяница работает больше всех, дольше всех, не считаясь с затраченными временем и усилиями. Более того, окружающие начинают эксплуатировать "потребность загладить свою вину" и нагружают такого человека работой.

Созависимыми людьми являются и те, кто тесно соприкасается с человеком с алкогольной зависимостью, кто страдает от этого, и те, кто пользуется его зависимостью. Один из клиентов рассказал мне, что начальство специально выставляет спирт, водку, стимулируя работу, а потом говорит: "Ты пропил свою зарплату. Ты же пьешь! Чего ты еще хочешь? Прогулял – так иди работай во внеурочное время". Когда человек бросает употреблять спиртное, начинает более уважительно относиться к себе и перестает исполнять роль раба на производстве, то он становится менее удобен и может услышать от начальства косвенные высказывания недовольства, а иногда и прямые заявления: "Да лучше бы ты пил! А то ты перестал пить, и теперь тебя не заставишь работать". С помощью алкоголя, особенно в колхозах, совхозах, работяги фактически превращаются в рабов нашей производственной системы. Манипулировать алкоголиками для многих людей становится очень выгодным. Спиртным они расплачиваются за труд, заставляют алкоголиков выполнять самую трудоемкую и низкооплачиваемую работу. А если человек давно не употреблял алкоголь, могут даже спровоцировать выпивку, чтобы снова обвинить в запое и использовать ситуацию в собственных интересах.



Пользуются чувством вины алкоголика и его родные и близкие. Приведу пример. Через 1,5 года после свободного отказа от алкоголя один из моих клиентов вновь пришел ко мне за помощью. Объясняя причину возвращения к алкоголю, жена клиента рассказала мне историю о том, что раньше, когда супруг пил, он был очень добрым человеком, помогал по дому, выполнял любые поручения, старался во всем угодить, не перечил. Был "абсолютно идеальным мужем". Единственным его недостатком были запои. После того как муж прекратил пить, он стал менее добрым, более требовательным, перестал регулярно делать подарки, исполнять все требования.


– И, вообще, муж изменился. Вот я и устроила ему день рождения, чтобы он стал добрее


– А спиртное бьло?


– Да, конечно. Я думала, выпьет чуть-чуть и будет относиться, кик прежде.


Налицо неосознаваемая созависимость жены от мужа-алкоголика. Он снова стал пить запойно, и это естественный процесс, так как независимо от формы прекращения употребления алкоголя любое возвращение к нему, через любой срок заканчивается запоем.


Созависимыми являются производители спиртного. Ради привлечения все большего числа клиентов они создают новые сорта вин, оформляют их в элегантные бутылки, следят за вкусовыми качествами спиртного. Разнообразие вин и постоянно пополняющийся ассортимент только усиливают желание попробовать новый продукт, в новой упаковке, новый на вкус, на цвет, на крепость, с новым названием. Созависимыми являются продавцы спиртного; друзья, дающие алкоголику в долг; а иногда даже специалисты, помогающие "вылечить" больного.

Следующей психологической особенностью людей с зависимостью, которую необходимо учитывать в процессе работы, является внутренняя потребность принадлежать к какой-либо группе людей. У шоферов есть святой день – пятница. Это "день водителя", когда они могут "надраться" от души, подтверждая свою принадлежность к "братству" шоферов. И если кто-то отказывается употребить хотя бы стопочку в этот "святой" день, то становится изгоем или белой вороной. Такого человека, как правило, избегают, ему не помогают, а иногда и вредят. Подобных "братств" существует множество. Есть они в каждой организации и даже среди крупных предпринимателей. Так, заключение сделки обычно отмечается спиртными "излияниями".



При отказе от алкоголя пациенту придется решать все выше перечисленные проблемы. Часто в процессе поиска ответов на эти вопросы многие пациенты заходят в тупик. Активизируя поиск выхода из тупика, я предлагаю вопросы типа: Почему вам необходимо научиться отказываться от предложений выпить? Как вы будете чувствовать себя, отказавшись от спиртного? Что необходимо сделать, чтобы отказываться от яда и дальше? Разрешая эти вопросы, человек либо сам будет находить нужные ответы, либо начнет спрашивать врача. Это является важным психологическим тестом, определяющим внутреннюю программу клиента: сам или другой.


Часть людей ориентированы больше на самопомощь, поэтому работа с ними строится с учетом этой особенности: подчеркивание самостоятельного принятия решений, построение беседы в виде последовательных вопросов, приводящих к изменению представлений (мышления).


Если же человек ориентирован на помощь другого, то есть на вас, то работа должна отличаться большей авторитарностью. Но в любом случае мы даем возможность пациенту самому отвечать за результат своего лечения и взять на себя ответственность за решение своих проблем. Это значительно повышает эффективность всей проводимой в будущем работы.


Также очень важно, чтобы деньги за лечение платил сам пациент, а не его родственники, как это часто бывает. Если денег у пациента нет, а родственники предлагают свои, я обычно задаю вопрос:


– Вы даете ему деньги ни то, чтобы он пил?


– Нет.


- А почему вы даете деньги на то, чтобы он стал здоровым? Если он находит деньги на то, чтобы подорвать себе здоровье, пусть найдет деньги на то, чтобы быть здоровым.

Если пациент реально не в состоянии заработать нужную сумму на лечение, но явно проявляет желание лечиться, то, по крайней мере, необходимо взять с него обязательства в присутствии людей, дающих ему деньги, что он гарантирует им возврат долга сразу после выздоровления. И сделать это нужно прежде, чем приступать к терапии. Вкладывание в лечение собственных денег характеризует то, насколько выражено желание пациента быть здоровым. Естественно, что сложно работать с пациентом с низкой степенью желания. Для ее повышения эффективно проведение провокационной психотерапии (А для чего вам нужно быть здоровым? Что вам даст это состояние? Нужно ли вам оно вообще?), вследствие которой пациент, как правило, сам начинает убеждать психотерапевта в том, что лечение – это необходимый процесс и сам находит для этого аргументы. Убеждая кого-то другого, он, прежде всего, убеждает самого себя, а задача психотерапевта – лишь усилить этот процесс.



После того как пациент конгруэнтно выражает желание лечиться, можно планировать встречи-консультации. И в первом и во втором случае необходимо учитывать систему верований.

Система верований


Система верований – это наиболее сложный вопрос в психотерапии. Каждый человек верит во что-либо или в кого-либо. Мы можем верить в колдунов, магов, можем верить в Бога, деву Марию или Аллаха; верить в экстрасенса, психотерапевта или только в самого себя. Искусство психотерапевта заключается в определении индивидуальной системы верований и ее использовании.


Исключительным примером силы веры является история больного, погибающего от ракового заболевания. Ему сказали, что появился надежный препарат против рака, он нашел его с большим трудом и стал принимать. Через несколько месяцев его уже никто не узнавал. Этот человек был бодр и активен. Прошло еще около 8–10 месяцев, и однажды в печати он обнаруживает опровержение полезности этого препарата. Еще через 3–4 месяца он вновь попадает в клинику в тяжелом состоянии, и вновь врачи обнаруживают у него многочисленные метастазы рака. Зная предысторию, лечащий врач дает объявление в газете о новом противораковом препарате. Клиент поверил в него, достал с большим трудом, и вновь его здоровье пошло на поправку.


Итак, важно, во что верит ваш клиент: в препарат или в Бога, в кодирование или во врача. Верование – это мощный фактор излечения. Оно запускает внутренние механизмы выздоровления. Эффект плацебо – таблетки-пустышки доказан в медицине неоднократно.

Если обратиться к старинным русским заговорам, мы обнаружим, что они построены на системе верования в божественные силы и исполнении необычного ритуала. Заговоры имели следующие особенности: а) трехкратное повторение текста (иногда и большее количество); б) аналоговое сравнение заболевания с чем-либо (своеобразная метафора); в) ориентацию на систему верований, чаще всего в Бога, деву Марию, Христа. В совокупности это и делало заговор действенным.



Следует учитывать систему верований и при определении продолжительности лечения: настроен клиент на быстрое однократное лечение типа кодирования или для него важна продолжительная терапия; какой тип лечения приоритетнее для него – иглотерапия, лазеротерапия, психотерапия, медикаменты или травы. Предложите клиенту несколько вариантов лечения, и вы увидите его реакцию, по которой можете определить систему верований.

Когда клиент настроен решительно, поддержите эту решительность. Назначайте именно ту терапию, в которую он верит, но обязательно с дополнениями. Дополнения важны с психологических позиций. В глазах клиента они придают вес вашему мастерству. Если ваша точка зрения противоположна, то постарайтесь убедить в этом пациента. Когда клиент сомневается, определить его предпочтение можно по невербальным признакам – жестам, мимике, кивкам головы, движению глазных яблок, вегетативным реакциям. Невербальные реакции – главный инструмент в работе психотерапевта. По исследованиям специалистов, только 7% содержания сообщения передается смыслом слов (вербально), остальное – невербально. Невербальные реакции практически неконтролируемы. Основа их лежит в физиологии человека, они закреплены вековыми традициями каждого народа. Так, по невербальным признакам вы можете понять приоритеты клиента: если вы предлагаете фитотерапию, а он отрицательно качает головой, не говоря ни слова, но при переходе к психотерапии оживляется, то для вас становится ясно, на чем нужно сделать акцент. Предлагая выбрать метод лечения, вы продолжаете психотерапию. Самый плохой и непрофессиональный подход – выбор между вариантами: лечиться или не лечиться (Вы будете лечиться или нет?). Клиент может выбрать не лечиться у вас и лечиться у другого доктора. Поэтому предложите на выбор 2 – 3 метода лечения, и тогда речь пойдет только о варианте лечения, и не будет стоять вопрос лечиться или нет. Более того, выбор методики повышает доверие к врачу. Чувствуете, что доверия нет – завоюйте его, а если не получается, то попрощайтесь, потому что эффективное лечение, скорее всего, будет невозможным.


Эффект бумеранга, или Мотивация отказа от алкоголя


Продолжая психологическое исследование клиента, уточните ожидаемый результат. Если клиент говорит: "Я хочу не пить", он сообщает нам негативный результат. Это означает, что он стремится бросить пить, все помыслы направлены на это, и он не думает о том, на что он потратит освободившуюся энергию. В поисках нового результата человек непроизвольно отталкивается от прошлого отрицательного результата и всеми силами стремится уйти от него. Это стремление и движение мы условно обозначаем как движение от. Как правило, этот вариант малоэффективен. Поскольку нам нужен позитивный результат, необходимо уточнить: Что будет тогда, когда вы перестанете пить? Чем займетесь, когда станете свободным от алкоголя-яда? Таким образом, мы стремимся пробудить у клиента стремление двигаться к чему-либо. Например, улучшить взаимоотношения в семье, сохранить здоровье, материально обеспечить семью, развиваться как личность, изменить общественный статус и т. п.


Итак, проводя психотерапию, необходимо учитывать психологическую особенность клиента: его стремление от (чего-либо) или стремление к (чему-либо). Этот психологический феномен образно можно сравнить с бумерангом. Если попадаешь в цель, то он там и остается, а если промажешь, то бумеранг возвращается обратно, на исходную позицию. Попадая в точку, клиент навсегда отказывается от алкоголя, если же промажет, то возвращается к алкоголю. Задача психотерапевта уже на первичном приеме сформировать желаемую цель (результат), обязательно четкую и позитивную. Но не нужно полностью брать на себя формирование этого желаемого результата, так как это будет ваш желаемый результат, а не его, и вы станете тащить клиента в одну сторону, а он вас – в другую, и получится, как в басне, про лебедя, рака и щуку. Предоставьте своему подопечному свободу выбора, направьте поиск и разделите с ним ответственность за конечный результат!

Размышляя о движении от и к, мы невольно затрагиваем вопрос о том, к чему стремится человек, отказавшись от алкоголя. Кроме определения цели важно акцентировать внимание клиента на ценностях, которые он приобретает, отказавшись от яда, то есть на том, ради чего человек живет. Именно в этот момент клиент начинает размышлять (задумываться) о смысле жизни, о человеческих ценностях. Определяя глубинную ценность, ради которой он решил отказаться от алкоголя, клиент соприкасается с новыми радостными чувствами. Итак, на этом этапе необходимо сформировать мощную мотивацию отказа. Поскольку у каждого человека свои ценностные приоритеты, необходимо двигаться от одного приоритета к другому, уточняя, что является для клиента более важной ценностью по сравнению с предыдущей.



В этом случае психотерапевт напоминает наездника, который не знает, куда ехать, но умеет управлять лошадью, а лошадь (клиент) не умеет управлять собой, но ее бессознательное знает, куда двигаться. Важно вывести пациента на развилку, а выбирать, по какой тропинке идти, предоставьте его бессознательному. Вы и клиент неизбежно почувствуете тот момент, когда достигнете конечного результата. При достижении наиболее глубинной цели вы увидите, как засияет лицо вашего партнера, а он отметит глубокое чувство тепла, света внутри себя или вне себя и опишет это состояние как состояние любви или умиротворения.

Жизнь вне времени


У людей, употребляющих алкоголь, время искажается. Внешне они живут как все – день за днем, но на самом деле отсчет времени идет от запоя до выхода из него, с короткими светлыми промежутками в 1 – 2 недели. И только в эти промежутки клиент ощущает жизнь. Все остальные события проходят мимо. Это длится годы. Для некоторых алкоголиков время словно остановилось в тот момент, когда употребление алкоголя приносило им только позитивные ощущения, и они недоумевают: "Почему же алкоголь не действует так, как прежде?" Пытаясь принимать алкоголь в малой дозе, они обманывают себя, надеясь на этот раз не уйти в запой, но вновь уходят. Им невдомек, что жизнь идет, они меняются, и меняется реакция организма на алкоголь. Постепенно организм начинает отвергать этот ненужный продукт и как бы кричит похмельным синдромом: "Хватит пить! Посмотри, как ты вредишь мне!" Человек продолжает пить, снова уходит в запой, снова болеет, и приходит время, когда остается последняя возможность выбора: либо окончательное разрушение и деградация, либо длительное восстановление.

Вспоминаю одного из своих пациентов, начавшего пить в 15 лет и к 48 годам прошедшего не через один этап принудительного лечения. У меня он проходил курс психотерапевтической поддержки. Все его воспоминания о более чем 30-летней жизни начинались и заканчивались бутылкой: где, с кем, как доставали и т.д. Рождение ребенка, развод с женой, неоднократная смена работы, потерянная квалификация мастера на все руки, смерть матери – все прошло мимо. Шаг за шагом мы "отвоевывали" в его прошлом воспоминания, которые имеет смысл помнить, без которых человек, как дерево без корней, погибает, меняли его взгляд на себя и на окружающий мир, намечали пути его существования в ближайшем человеческом окружении. Возвращение в реальность было крайне болезненным. Новое обретение себя доводило до нервных срывов.



Человек склонен напрягаться только при наличии реальной угрозы. К сожалению, многим пьющим людям угроза потерять здоровье, семью, работу представляется иллюзорной и отодвигается в глубины сознания реальным удовольствием очередной пьянки. Если же человек сам или с помощью специалиста прекращает употреблять алкоголь, восприятие жизни у него резко меняется. Можно часто услышать такие слова: "Я словно заново начал жить"; "Жизнь бьет, как ключевая вода"; "Я ощутил вкус жизни, смог по-другому смотреть на мир".

Стратегия реагирования на алкоголь


При работе с людьми, употребляющими алкоголь, неизбежно возникают следующие вопросы: Когда и при каких условиях у них появляется желание употребить алкоголь? Что является провоцирующим фактором, что – формирующим, а что – запускающим? Как они приходят к мысли, что им надо снова напиться? Почему они это делают? Особенно интересен тот факт, что после запоя в течение некоторого времени (от 2 – 3 дней до 1 – 2 месяцев) люди с алкогольной зависимостью отказываются от алкоголя и с отвращением смотрят на него. Почему у одних негативная реакция на алкоголь имеет ограничения во времени (в среднем 1 – 2 недели), а другие способны отказываться от алкоголя более продолжительное время (месяцы и годы)? Как сделать так, чтобы клиент отказался от алкоголя на продолжительное время? Что поможет достичь безразличного отношения к яду? Что позволит смотреть на него с явным отвращением? Когда эта стратегия начнет работать? Где можно ее использовать?

Как правило, мы не задумываемся над тем, как принимаем решения. Решили и сделали. В случае же если это трудновыполнимое или значимое решение, мы сомневаемся: реализовать его или нет. К примеру, вы приобретаете квартиру. Вы будете выбирать район проживания, количество комнат, этаж, начнете сравнивать цены и т.п. Совсем по-другому происходит, когда вы решили приобрести молоко или хлеб, т. е. то, что вы покупаете ежедневно. Желание реализуется, как правило, быстро и с учетом ваших приоритетов. Человек, регулярно принимающий алкоголь, реализует свое желание так же быстро, как в случае с молоком или хлебом.



Для нас же с вами интересен вопрос: что становится первым стимулом к употреблению алкоголя и как принимается решение? Если на первую часть вопроса клиент еще сможет вам ответить: "Все пили и я тоже", либо: "Предложили, а я не смог отказать", то на вторую часть вопроса вы вряд ли получите ответ. Как правило, это не осознается. На основной вопрос, который поможет вам выяснить, что же является запускающим фактором: "Как вы приняли решение употребить алкоголь?" – редко кто ответит, что почувствовал желание выпить.


Существует внешняя форма принятия решения: предложения друзей, стрессовые ситуации, дни рождения, праздники и т.п. Нас же интересуют внутренние критерии. Это, как правило, неосознаваемые человеком стимулы, которые и запускают процесс употребления алкоголя. Многочисленные наблюдения за клиентами говорят о том, что в подавляющем большинстве случаев первым стимулом для принятия решения являются воспоминания о приятных ощущениях, которые появляются после первых доз алкоголя: веселости, раскрепощения, тепла, вкуса спиртного и т.п. Любое напоминание об алкоголе (разговор, внешний вид его или запах) вызывает серию приятных внутренних ощущений, которые способствуют принятию решения. Как правило, при этом человек забывает все отрицательные последствия своей зависимости. Если похмельный синдром закончился недавно, то в памяти свежи воспоминания негативных ощущений, и именно они заставляют отказаться от алкоголя, но уже через короткий промежуток времени люди с зависимостью удивительным образом забывают отрицательные ощущения похмельного синдрома, избирательно сохраняя лишь приятные воспоминания.

Одна из задач психотерапии сводится к тому, чтобы связать первую дозу алкоголя с негативными ощущениями и сделать эту связь наиболее прочной, т. е. как бы стереть из памяти алкоголика позитивные воспоминания, связанные с первыми дозами алкоголя, и оставить естественные и характерные для последнего времени негативные ощущения. Позволю себе напомнить, что именно ради позитивных ощущений люди идут на то, чтобы в последующий момент страдать от похмельного синдрома.



В России существует методика лечения алкоголизма, провоцирующая рвотный рефлекс на вкус и запах алкоголя. Иногда при ее применении случались казусы. Один из врачей рассказал мне историю о том, как однажды, прогуливаясь с девушкой, он встретил своего пациента, к которому применял условно-рвотную терапию. При приближении к врачу у бывшего пациента прямо на улице открылась рвота. Я встречал клиентов, у которых после первой-второй рюмки водки появляется рвотный рефлекс, но это их не останавливает. Они принимаются за следующую, пока вновь не испытают всю глубину приятных ощущений, а затем неприятных. И так начинается каждая алкоголизация.


Основным преимуществом метода УРТ (условно-рвотной терапии) является быстрота выработки условного рефлекса, внешняя эффективность результата. Недостаток этого метода в том, что взамен утраченных позитивных ощущений клиенту не предлагается ничего.


Суть создаваемой нами стратегии заключается в том, что на первом месте должны стоять воспоминания негативных ощущений, а после отказа от спиртного их место займут позитивные ощущения (гордость за себя, радость свободы от алкоголя, уверенность в своей силе воли и т. п.), значимые и приятные для клиента. Содержание этой стратегии сводится к трем словам: внушение приятного отвращения.



следующая страница >>