litceymos.ru 1

С УМОМ

То, что происходит в Российской федерации последние 4-6 лет, очень напоминает революционную ситуацию - как по экономическим показателям (упадок), так и по политическим - всеобщий разброд и шатание. О революции заговорили так, будто до нее осталось 2-3 года. Будто надо лишь выяснить, имеют ли патриоты право на нее...

Вообще в рассуждениях о революции в последнее время выделяются 4 общих направления.

Первое. "Россия исчерпала лимит на революции". Сторонники этого направления - в большинстве своем граждане двух стран и агенты 5 разведок - крупно хапнули, а остальным намекают: кто не успел - тот опоздал.

Другой взгляд - в среде социал-демократически настроенной оппозиции: "Не навреди". Здесь сквозит явный страх перед режимом и непонимание того, что же на самом деле нужно стране. Подобные "ненавредители", сидя за "круглыми столами", вредят России не хуже проклинаемого ими же "антинародного режима".

Третий путь - борьба непрерывная, но только легальными средствами. "Террора вы от нас не дождетесь".

И, наконец, четвертый - откровенный призыв к повторению Великого Октября. В стране "Российская Федерация" он неизменно падает в пустоту. Октябрьская революция происходила в условиях, вкорне отличающихся от современных; она была другой, чем все предыдущие (буржуазно-демократические) революции; наконец, Октябрьскую революцию поднимал другой народ, "богатыри, не мы".

Марксистский подход к истории дает несколько общественно-экономических формаций: первобытнообщинную, рабовладельческую, феодальную, капиталистическую и коммунистическую с первой стадией - социализмом. Такой подход до 1991 г. (условно) считался единственно правильным и объясняющим суть революции. Действительно: со временем труд работника становится все более и более эффективным, эксплуататор присваивает себе все большую и большую часть его продукта, работник становится классово сознательным, экспроприирует экспроприатора и начинает управлять сам. Но распад СССР показал ущербность такой идеологии. Что бы о ней теперь ни говорили: раз дала сбой, значит - ущербна. Следовательно, и подход к теории революции надо менять.


Для того, чтобы уничтожить даже такой слабый капитализм, как российский начала XX в., потребовалась мировая война и усилия величайшего народа планеты. Что говорить о современности? А сказать о ней может, в частности, репортаж ОРТ от 7 июля 1998 г. с саратовского завода "Сигнал", где рабочие говорят в объектив видеокамеры, что, хотя платят им не то, чтобы много, и не то чтобы регулярно, бастовать из солидарности с шахтерами они не будут. Вот и рассуждай тут о "классовой сознательности"! Ведь это не москвичи, "обласканные режимом", о которых мэр молится и Христу, и Аллаху, и Иегове. Так что с "могильщиками капитала" вопрос проясняется.

И война к революции не приведет. Чеченская война была - и что дальше? Только искалеченные солдаты, невзоровское "Чистилище" и русофобский хай зарвавшихся "правозащитников". А войну империалистическую, перерастающую в войну гражданскую, не допустит новый мировой порядок.

Но рассуждения о "всеобщем кризисе капитализма" отнюдь небеспочвенны. Капитализм почти всегда находится в состоянии кризиса, но не рушится потому, что прослойка при нем не революционная; она удерживает строй от гибели. Кроме того, капитализм как финансовая пирамида перераспределяет средства своим первым акционерам - "золотому миллиарду" - от прочих народов. Россия, в данном случае относящаяся к "прочим народам", логически подлежит ограблению и опустошению, а в дальнейшем уничтожению за ненадобностью. Не думаю, что большинство русских эта перспектива устраивает. Поэтому они должны добыть власть (поставить ее под контроль).

Революционер должен расстаться с милыми сердцу самодельными бомбами и винтовками и приняться за вещь довольно нудную - за пропаганду, и подойти к ней с умом, с сердцем, как Геббельс в свое время (да простят мне это сравнение). Капля камень точит; конечно, вооруженный мятеж - это прекрасно, но будущее - за пропагандой. Идеология от этого менее революционной не станет, а конечная цель - власть - сделается намного более достижимой.

А.В. ЦЫГАНКОВ