litceymos.ru 1 2 ... 5 6

Вадим Зеланд


Трансерфинг Реальности книга 4


«Управление реальностью»


ПРЕДИСЛОВИЕ


Уважаемый Читатель!

Это четвертая книга о Трансерфинге — за­гадочном аспекте реальности, породившем столь­ко эмоций в читательской аудитории. В повсед­невной действительности человек пребывает во власти обстоятельств и не способен сколько-нибудь значительно повлиять на ход событий. Жизнь «случается», подобно тому как это про­исходит в бессознательном сновидении. Собы­тия идут своим чередом, не обращая внимания на ваши «хочу» или «не хочу». Казалось бы, эту фатальную неизбежность преодолеть невозмож­но. На самом же деле, из такого положения су­ществует совершенно неожиданный выход. Че­ловек не подозревает о том, что находится в плену зеркальной иллюзии.

Реальность имеет две формы: физическую, ко­торую можно потрогать руками, и метафизичес­кую, лежащую за пределами восприятия, но не менее объективную. В некотором смысле мир представляет собой бескрайнее дуальное зер­кало, по одну сторону которого находится мате­риальная вселенная, а по другую простирается метафизическое пространство вариантов — информационная структура, в которой хранятся сценарии всех возможных событий. Число ва­риантов бесконечно, как бесконечно множест­во допустимых положений точки на координат­ной плоскости. Там записано все, что было, есть и будет, оттуда же к нам приходят сны, яснови­дение, интуитивные знания и озарения.

Человек, завороженный зеркалом, полагает, что отражение в нем — это и есть настоящая ре­альность. Зеркальный эффект порождает иллю­зию, будто внешний мир существует сам по себе и не поддается управлению. В результате жизнь становится похожей на игру, в которой правила определены не вами. Конечно, вам дозволено предпринимать какие-то попытки оказать воз­действие на происходящее. Но вы лишены глав­ного: вам не объяснили, как из фишки превра­титься в того, кто бросает кости.


В книге говорится о том, почему управление реальностью возможно, и что этому мешает. Вы способны избавиться от иллюзии отражения и проснуться в своем зеркальном сновидении наяву.


I. ТАНЦЫ С ТЕНЯМИ


Мы с моим миром

идем гулять


Первоисток намерения


Отношения человека с окружающим миром складываются таким образом, что любая новиз­на неизбежно перетекает в обыденность. Ре­альность постоянно меняет свой облик, подобно облакам на небе. Но скорость изменений не настолько высока, чтобы ощущать движение материальной реализации в пространстве ва­риантов. Точно так же движение и трансформа­ция облаков ясно воспринимается только при быстром воспроизведении кадров замедленной съемки.

Даже свежесть перемен, оживляя жизнь крат­ковременной вспышкой, столь же быстро туск­неет. Необычное становится обыкновенным, ра­дость праздника растворяется в повседневнос­ти. Скучно...

Риторический вопрос: а что такое скука? Вразумительный ответ дать трудно — проще объяснить, как с ней бороться. Спасаясь от однообразия повседневности, душа и разум изоб­ретают всевозможные игрушки, приносящие необычные впечатления. Игрушка — хорошее средство от скуки. Игра — еще лучше.

Наряду с катанием большой популярностью пользуются прятки, догонялки и другие вариа­ции веселой возни. Взрослея, человек придумы­вает все более изощренные способы развлече­ний: от спортивных состязаний до виртуальной реальности. Даже многие виды профессий по своей сути являются не чем иным, как играми.

Хотя, почему многие? Попробуйте назвать работу, которую нельзя было бы рассматривать как игру. Обратите внимание: если человек что-то делает, он в любом случае играет. То, чем занимаются дети, взрослые снисходительно на­зывают игрой. А взрослые играют в то, что с важностью именуют своей работой.

И те и другие предаются своим занятиям со всей ответственностью. Спросите ребенка, чем он занимается, и он серьезно, чуть ли не озабо­ченно ответит: «Я играю!» Попробуйте отвлечь взрослого от работы, и он возмутится: «Я занят важным делом!»


Вот так-то, игра — дело серьезное. Что дела­ет ребенок, когда не занят игрой? Как правило, балуется. А взрослый? Бездельничает — у взрос­лых это так называется. Но безделье быстро утомляет, навевает скуку, а потому хочется сно­ва заняться какой-нибудь игрой.

Так зачем же все-таки нужны игры, только ли для того, чтобы избавиться от скуки? Или поставим вопрос иначе: что является причиной скуки — недостаток впечатлений?

На самом деле данный вопрос не так тривиа­лен, как может показаться. В основе пристрастия к играм лежит потребность столь же древняя, как этот мир. Что является первейшей необхо­димостью для живого существа? Выживание, инстинкт самосохранения? Таков сложившийся стереотип, однако это неправильный ответ. Мо­жет быть, стремление к размножению? И опять ответ неверный. Что же тогда?

Первейшей является потребность хоть в какой-то мере самостоятельно распоряжать­ся этой своей жизнью — вот в чем состоит фундаментальный принцип, лежащий в основе поведения всех существ. Все остальное, в том числе инстинкт самосохранения и размножения, является следствием этого принципа. Другими словами, цель и смысл жизни любых существ состоит в управлении реальностью.

Но это невозможно, если окружающий мир существует независимо от тебя и ведет себя со­вершенно бесконтрольно, а то и враждебно. Все­гда найдутся желающие отобрать кусочек еды, прогнать из уютного уголочка, а то и самого тебя съесть. Обидно и даже страшно, когда жизнь не живется, а случается с тобой, и ты ничего не мо­жешь с этим поделать. Вот и возникает настоя­тельная и порой неосознаваемая потребность держать окружающий мир под своим контролем.

Многим такой поворот дела может показать­ся неожиданным: «Как же так, ведь для нас всегда было совершенно очевидно, что инстинкт самосохранения является самым главным, а тут оказывается, что он всего лишь следствие чего-то более фундаментального?»

Однако это кажется странным лишь на пер­вый взгляд. Если разобраться, чем бы ни зани­малось живое существо (в том числе выжива­нием и размножением), все сводится к попыт­кам взять окружающую действительность под свой контроль. Вот это и есть основной мотив и первейший источник любого намере­ния, которое лежит в основе деятельности всех существ.


Бездеятельность же представляет собой от­сутствие контроля. Следовательно: скуки, как таковой, не существует — есть лишь посто­янная и неутолимая жажда управлять ре­альностью. Хоть как-нибудь, но подчинить ее своей воле. Игра в этом смысле выступает как моделирование управляемой реальности.

Некоторые птицы, например, любят играть с шишками. Вот есть шишка — частица незави­симо существующей и неуправляемой реально­сти. Но как только птица сделала шишку атри­бутом своей игры, эта частица, а значит, в ка­кой-то степени и сама реальность, стала управ­ляемой.

Катание — это тоже своего рода управле­ние. Реальность меня несет, но так, как я этого хочу. Любая другая игра также в той или иной степени подчиняется правилу: «Будет так, как я хочу». Сценарий игры более менее предопределен, а потому ситуация предсказуема. Есть, ко­нечно, игры, в которых достаточно сложно удер­живать лидерство, но все они, так или иначе, сво­дятся к одному и тому же: подчинить происхо­дящее своей воле.

Зрелище для наблюдателя опять же являет­ся игрой, в которой моделируется управление реальностью. Музыка, книги, кино или шоу — это все качели для души и разума. Изнуритель­ный бег напряженных мыслей прекращается и переходит в полет на крыльях изящной мело­дии или захватывающего сюжета. Что бы там ни происходило с героями картины, все это лишь прирученная, дрессированная реальность, и на­блюдатель беззаботно наслаждается представ­лением.

Игры с реальностью не прекращаются даже во время сна. Душа и разум находят отраду в пространстве сновидений, где реальность пластич­но подчиняется легкому дуновению намерения.

Наконец, игра воображения — еще один при­емлемый способ. Человек выдумывает даже не­существующую реальность, только бы поиграть в управление. Фантастика необычна. Ей быть необычной позволительно до тех пор, пока она нереальна. Она далеко. А реальность обыденна в силу своей близости, но в то же время она недоступна, потому что на нее трудно повлиять.


В общем, все эти игры затеваются не ради борьбы со скукой. Повседневная действитель­ность не скучна — она обыденна, поскольку не­управляема. Ее нелегко подчинить правилу «будет так, как я хочу». Поэтому и стремится чело­век спрятаться от такой реальности в игру, где все просто и предсказуемо.

И все же от неизбежной действительности не скроешься. Жизнь человека обусловлена об­стоятельствами и его положением в обществе. Реальность развивается по большей части неза­висимо от его воли. На каждое «хочу» находит­ся свое «нельзя». В ответ на «дай» звучит «не получишь». Что можно предпринять в таких условиях?

Человек, как правило, ведет себя однозначно. Пытаясь добиться желаемого, он стремится по­влиять на окружающий мир прямолинейно, по принципу «отдай». Прямое воздействие, основан­ное на непосредственном контакте, является од­ной из форм управления. Но это не единствен­ный и далеко не самый эффективный способ.

Мы с вами поступим иначе: спрячем ручки за спину и сделаем так, чтобы мир сам двинулся навстречу нашим желаниям. Все дальнейшее повествование будет о том, как это делать. Тран-серфинг — это технология управления реально­стью без прямого воздействия. Только уже не понарошку, как в игре, а по-настоящему.


Закон невезения


Для того чтобы научиться управлять реальнос­тью, необходимо, по крайней мере, разобраться в механизме ее формирования. Каждый человек самым непосредственным образом создает слой своего мира. Но по большей части он не пони­мает, как это происходит.

Человек стремится к тому, чтобы «все было так, как я хочу». Он пытается применить к миру свой незамысловатый принцип: куда поверну, туда и поеду; где поднажму, там и прогнется. Но мир почему-то не желает подчиняться. Бо­лее того, человек поворачивает в одну сторону, а его несет совсем в другую.

Надо бы призадуматься: если реальность ведет себя так неадекватно, значит, нужен иной подход. Может, она подчиняется совсем другим законам? Но человек не хочет остановиться, что­бы оглядеться вокруг, и продолжает упрямо гнуть свою линию.


В результате такого «творчества» получает­ся слой мира, в котором «все не так, как я хо­тел». Напротив, многое происходит именно «так, как я не желаю». Какая-то странная, капризная, несговорчивая реальность.

Нередко возникает ощущение, что мир ведет себя как будто назло. Неприятности словно при­тягиваются необъяснимой силой. Опасения сбы­ваются, худшие ожидания оправдываются. Нас неотступно преследует то, к чему мы питаем неприязнь и чего стараемся избежать. Почему так происходит?

В начальном курсе Трансерфинга уже гово­рилось о том, почему выходит так, что «вы полу­чаете то, чего не хотите», особенно если это не желание — неистово. Ненавидите или опасае­тесь всем сердцем, значит, внешнее намерение предоставит вам все это в избытке.

Энергия мыслей, рожденных в единстве души и разума, воплощает потенциальную воз­можность в действительность. Другими слова­ми, сектор пространства вариантов, соответ­ствующий параметрам мысленного излучения, материализуется, если чувства души едины с мыслями разума.

Но это не единственная причина реализации худших ожиданий. Вообще, жизнь без проблем является нормой. Все складывается хорошо и гладко, если двигаться по течению вариантов, не нарушая равновесия. Природа не любит тра­тить энергию впустую и не расположена стро­ить козни.

Нежелательные обстоятельства и события происходят в результате того, что избыточные потенциалы вносят искажения в окружающую энергетическую картину, а отношения зависи­мости еще больше усугубляют дело.

Избыточные потенциалы возникают, когда каким-либо качествам придается излишне боль­шое значение. А отношения зависимости скла­дываются между людьми в том случае, если они начинают друг с другом себя сравнивать, проти­вопоставлять и ставить условия типа «если ты так, тогда я так».

Сам по себе избыточный потенциал не так страшен до тех пор, пока искаженная оценка существует безотносительно, сама по себе. Но, как только искусственно завышенная оценка одного объекта ставится в сравнительное отно­шение с другим, возникает поляризация, порож­дающая ветер равновесных сил.


Равновесные силы стремятся устранить воз­никшую поляризацию, и действие их в боль­шинстве случаев направлено против того, кто эту поляризацию создал.

Вот примеры безотносительных потенциалов: я тебя люблю; я люблю себя; я тебя ненавижу; я себе противен; я хороший; ты плохой. Такие оценки самодостаточны, поскольку не основаны на сравнении и противопоставлении.

А вот примеры потенциалов, построенных на отношениях зависимости: я тебя люблю при ус­ловии, что ты любишь меня; я люблю себя, пото­му что я выше всех вас; ты плохой, потому что я лучше; я хороший, потому что ты плохой; я себе не нравлюсь, потому что я хуже всех; ты мне отвратителен, потому что ты не такой, как я.

Разница между первой и второй группой оце­нок очень большая. Оценки, основанные на срав­нении, порождают поляризацию. Равновесные силы устраняют эту неоднородность путем столкновения противоположностей. Точно так же противоположные полюса магнитов при­тягиваются друг к другу.

Именно поэтому неприятности лезут в жизнь так назойливо и будто нарочно. Например, в супружеских парах соединяются, казалось бы, несовместимые личности, словно в наказание друг другу. В различных коллективах всегда найдется хоть один человек, который будет вам чем-то досаждать. Законы Мэрфи, или, по-наше­му, «подлости», имеют ту же природу. Ну а зло­вредные соседи стали вообще неотъемлемым условием всякого сожительства.

Пример с досаждающими соседями хорошо иллюстрирует эффект поляризации. Данный вопрос, несмотря на свою обыденность, имеет самое непосредственное отношение к области метафизики. Проблема состоит в том, что одни люди мешают спокойно жить другим. Но поче­му?! Почему всегда и везде находятся «плохие» дяди и тети, которые не дают покоя «хорошим»? Что же получается — люди разделены на два лагеря? Однако если провести опрос: «К ка­кому лагерю вы себя относите?» — лишь очень немногие признают себя плохими. Ваши соседи в большинстве своем такие же нормальные люди, как и вы сами.


Тенденция создается ветром равновесных сил, который дует в сторону вашей неприязни. На­правление ветра определяется таким вот «под­лым» принципом: все, что вам не нравится, будет с вами.

Кто-нибудь может возразить: «Да какие там, к лешему, равновесные силы? Эти люди просто совесть потеряли, вот и все, и не о чем здесь философствовать». Но я вам сейчас докажу, что это не пустая философия.

Допустим, вам досаждают ваши соседи. А вы им досаждаете? Скорей всего, нет. А почему? «Да потому, что они такие и сякие — плохие, а мы не такие», — скажете вы. Но просто плохих или хороших людей не бывает. Любая оценка отно­сительна, поскольку рождается в сравнении и противопоставлении.

Все-таки почему вы не досаждаете своим соседям? Мой ответ вам покажется неожидан­ным: вы не досаждаете своим соседям, пото­му что им на вас начихать. «То-то и оно, — скажете вы, — потому они и плохие, что совесть совсем потеряли».

Вот этим отношением вы и включаете по­ляризацию, словно электромагнит, который бу­дет притягивать к вам все новые напасти со стороны соседей. А с них как с гуся вода, пото­му что вы для них не представляете интереса. Им не приходит в голову давать вам сравни­тельные оценки, то есть вступать с вами в отно­шения зависимости. И в этом смысле им на вас начихать — они не придают вам значе­ния и не включают в слой своего мира, а пото­му и не страдают.

Соседи не имеют поляризации по отноше­нию к вам до тех пор, пока заняты своими забо­тами и не обращают на вас особого внимания. Но стоит им придать значение вашему сосед­скому существованию и начать сравнивать, как сразу же выяснится, что вы не такие, как они. И если это их возмутит и тронет за живое, вы сами начнете им досаждать. Из хороших вы превратитесь в плохих соседей.

А дальше будет происходить еще более не­вероятное. Вы начнете доставлять им неприятности таким образом, что вам и в голову не придет, что это кому-то мешает. Вы будете до­саждать своим соседям, сами того не осозна­вая. Точно так же им сейчас не приходит в голову, что они досаждают вам.


Шумовые эффекты, например, в сожительст­ве — самое первое дело. Чем больше вам это не нравится, тем активней оно будет преследо­вать. Хотя тишина и спокойствие — это опти­мальный способ существования не только для вас, но также и для ваших соседей. Так энергии меньше расходуется. Нарушение спокойствия — всегда аномалия, которая не возникает на пус­том месте. Откуда же берется энергия?

Шум от соседей выводит вас из равновесия, и вы начинаете их тихо (или громко) ненавидеть. Ваше раздражение как раз и является источни­ком энергии. Возникают отношения зависимости, порождающие поляризацию. Неистовые чувства типа: «Я ненавижу этих шумливых соседей!» — создают мощный магнит, который будет притяги­вать к вам все новых раздражителей.

Рядом начнут появляться новые жильцы, склонные к шумному образу существования, а старые соседи будут приобретать соответству­ющую аппаратуру словно специально для того, чтобы вам досадить.

Еще следует учитывать, что соседи ваших соседей также вносят свой определенный вклад, и если всеобщие чувства по отношению к на­рушителям спокойствия совпадают, эффект ум­ножается.


Разумеется, одним шумом «приятное сосед­ство» не исчерпывается. Все зависит от того, к чему вы склонны испытывать отвращение. Они могут завалить вас мусором, задушить неприят­ными запахами, изрисовать стены в подъезде и так далее. А неприязнь к соседям, как человече­скому виду вообще, может повлечь еще более ощутимые последствия — потоп, а то и пожар.

Аналогично во всяких других случаях дей­ствует своего рода закон невезения. Пред­мет или свойство, которым придается особое значение, притягивают к себе объекты с проти­воположными качествами.

Ну а значение, как известно, усиливается в сравнении и противопоставлении. Если имеет­ся один полюс, должен найтись и другой. Поля­ризация создает магнит для неприятностей. Притягивается все то, что вызывает неприязнь? Все, что раздражает, — преследует. Все, что крайне нежелательно, — случается. И здесь нет ни­какой мистики — это закономерно.


Поляризация искажает энергетическую кар­тину и порождает вихри равновесных сил, в результате чего реальность отражается неадек­ватно, словно в кривом зеркале. Человек не понимает, что патология является следствием нарушения равновесия, и пытается бороться с окружающим миром, вместо того чтобы устра­нить поляризацию.

А требуется всего лишь выполнить основное правило Трансерфинга: позволить себе быть собой, а другому — быть другим. Необходимо отпустить мир на все четыре стороны. Осла­бить свою хватку.

Чем больше вы настаиваете на своих жела­ниях и претензиях, тем сильнее магнит, привле­кающий все противоположное. Происходит бук­вально следующее: вы держите мир за горло, а он противодействует, пытаясь освободиться.

Давить и настаивать бесполезно — ситуа­ция еще больше усугубится. Вместо этого необ­ходимо осознанно изменить свое отношение к ситуации в соответствии с правилом Трансерфинга.

Например, постарайтесь хотя бы на некото­рое время выкинуть соседей из головы, перестань­те их осуждать, притворитесь, что их просто не существует. Скажите себе: «Да пес с ними!» Просто выбросьте их из слоя своего мира.

Как только вам удастся оторвать от них эту присоску своего отношения, поляризация исчезнет, и соседи постепенно перестанут вам досаждать. Более того, если вам удастся полно­стью разорвать отношения зависимости, может произойти нечто непостижимое: эти скверные типы станут вашими лучшими друзьями.


Все будет назло


Вообще, факт существования «закона подлости» сам по себе является довольно странным, не правда ли? Почему, по какой причине мир ведет себя таким вот стервозным образом? Или это всего лишь домыслы, предрассудки? Да нет, тен­денция все же имеется, и никуда от этого факта не денешься. К счастью, модель Трансерфинга не только раскрывает причину такой закономер­ности, но и объясняет, как можно ее избежать.

Правило Трансерфинга действует безотказ­но, избавляя того, кто ему следует, от массы про­блем непонятного происхождения. Стоит лишь отпустить хватку и перестать «держать мир за горло», как он тут же становится приветливым и послушным.


Ну а тот, кто «не отпускает», будет ходить, словно магнит, притягивая к себе все противо­положное. Однако закон невезения — это еще не все. Как только противоположности встре­чаются, их противостояние стремится к дальней­шему обострению.

Известный закон единства и борьбы про­тивоположностей, суть которого заключается в самом названии, уже превратился в «школь­ное» знание. Волга впадает в Каспийское море, а Миссисипи в Мексиканский залив. Но все не так просто. Давайте зададимся вопросом: а по чему, собственно, данный закон имеет место?

Причину вездесущего единства противополож­ностей мы уже выяснили: сталкивая их, равновес­ные силы тем самым восстанавливают равнове­сие. Ну а почему противостоящие стороны нахо­дятся в состоянии непрекращающейся борьбы?

Казалось бы, должно быть наоборот: столк­нулись, погасили друг друга и успокоились. Так нет же, противоположности будут «злить» друг друга до тех пор, пока не «подерутся». И если забияк не растащить, это будет продолжаться постоянно.

За примерами далеко ходить не надо. Вы сами можете подтвердить, что мир частенько действует вам на нервы. Конечно, для каждого в разной степени и по-своему. Но в общем целом суть такова: если в данный момент не­что способно вывести вас из равновесия, оно почему-то как назло случается.

Происходит следующее. Если вы чем-то встревожены, озабочены, подавлены, тогда нер­вы у вас напряжены, хотя бы частично. Вот тут, как будто в связи с этим, появляется некий паяц и начинает прыгать и тявкать так, чтобы еще сильнее натянуть струны ваших нервов. Вы раздражаетесь, а паяц прыгает все неистовей.

Существует много способов повысить раздра­жение. Допустим, вы куда-то очень спешите и боитесь опоздать. Паяц тут же хлопнул в ладо­ши и, потирая их, воскликнул: «Ну, поехали!»

С этого момента все работает против вас. Люди загораживают путь и чинно себе шеству­ют, а вы никак не можете их обойти. Вам нужно поскорей пройти через дверь, а там буквально выстраивается очередь ленивцев, еле перестав­ляющих ноги. На шоссе с автомобилями творит­ся то же самое. Все будто нарочно сговорились.


Конечно, кое-что можно списать на восприя­тие: когда торопишься, кажется, будто весь мир вокруг замедляется. Но присутствуют и явные признаки: лифт или машина ломается, автобус опаздывает, на дороге возникает пробка — здесь уже какая-то злонамеренная объективность.

Можно привести еще и другие примеры. Если вы чем-то озабочены и напряжены, люди вокруг будут делать именно то, что вас раздражает, при­том именно сейчас, когда вы хотите, чтобы вас оставили в покое.

Дети начинают ходить на головах, хотя до этого вели себя смирно. Кто-то рядом принима­ется чавкать и шумно глотать. Разные субъек­ты путаются под ногами и пристают со своими проблемами. Всюду назойливо лезут какие-ни­будь помехи. Если кого-то ждешь с нетерпени­ем — долго не приходят. Если не хочешь нико­го видеть — обязательно заявятся. Ну и так далее.

И это давление извне становится все более интенсивным, по мере того как накапливается раздражение. Чем сильнее напряженность, тем активнее досаждают окружающие люди. Но вот ведь что интересно: они себя так ведут вовсе не умышленно. Им даже в голову не приходит, что это может кому-то мешать. В чем же причина такого поведения?

В психологии бессознательного вообще мно­го белых пятен. Как это ни странно, в большин­стве случаев людьми движут неосознанные мотивы. Но удивительно даже не это, а то, что движущая сила, формирующая бессознатель­ные мотивы, находится не внутри психики человека, а вне ее.

Этой силой являются невидимые, но реальные энергоинформационные сущности, порождаемые мысленной энергией живых существ, — маят­ники. О маятниках уже много говорилось в пер­вой книге Трансерфинга. Они всегда появляются там, где можно поживиться энергией конфликта.

Только не надо полагать, что эти сущности способны что-то замышлять и осуществлять осознанное намерение. Маятники, подобно пи­явкам, чувствуют поляризацию как неоднород­ность в энергетическом поле и стараются при­сосаться. Но и это еще не так страшно.


Весь ужас в том, что они не только по­глощают энергию конфликта, но и каким-то образом заставляют людей вести себя так, чтобы этой энергии выделялось еще больше.

Они делают все для того, чтобы энергия била через край. Маятники дергают людей за неви­димые ниточки, и люди подчиняются, словно марионетки. Каким именно образом маятники влияют на мотивацию людей, пока не ясно, но делают они это весьма эффективно.

Ясное сознание человека для маятников не­доступно, но им этого и не требуется — вполне достаточно подсознания. Все люди, как правило, спят наяву в той или иной степени. Многие вещи человек выполняет машинально, расслаб­ленно, не отдавая себе трезвого отчета: «В дан­ный момент я не сплю и ясно осознаю, что де­лаю, зачем и почему именно так».

Особенно низок уровень осознанности у че­ловека, когда он находится дома или в толпе.

В домашней обстановке необходимость в повы­шенном самоконтроле невелика, а потому чело­век ведет себя расслабленно и чуть ли не дрем­лет. Во внешнем, но узком кругу общения, на­против, сознание наиболее активно и занято самоконтролем. При большом же скоплении людей действия человека снова становятся спон­танны, но при этом еще и попадают в сильную корреляцию с общими порывами всей массы.

Чтобы продемонстрировать работу маятни­ка, возьмем самый простой пример — прохоже­го, за которым вы идете по одной дороге и за­тем обгоняете. Как только вы собрались повер­нуть налево, чтобы обогнать, он делает спонтан­ный шаг туда же, как будто преграждая вам путь. Вы пытаетесь обогнать его справа, и он неволь­но отклоняется в ту же сторону.

Что заставляет прохожего менять направле­ние? Ведь он вас не видит, да и какое ему дело до того, что вы хотите его обойти? Может быть, он каким-то образом чувствует приближение спиной и инстинктивно не желает пропустить «соперника» вперед? Такое предположение вро­де бы напрашивается, и все же это не так. В живой природе, если говорить об инстинктах, соперничество всегда проявляется в ситуациях, когда противоположные стороны стоят лицом к лицу. Маятник — вот что заставляет прохо­жего отклоняться в сторону.


Человек идет, не думая о том, как ступать, чтобы двигаться четко по прямой линии. В этом отношении он спит, поэтому линия его шагов время от времени самопроизвольно отклоняет­ся в ту или другую сторону. Мотивация, то есть выбор направления, лежит в подсознании, кото­рое в данный момент не контролируемо, а зна­чит, потенциально открыто для маятника.

Тут подходите вы и предпринимаете попытку обогнать прохожего. По сути, это есть конфликт, хоть и мизерный. С целью увеличения энергии конфликта маятник заставляет прохожего сде­лать невольно шаг в сторону, чтобы преградить путь и тем самым обострить ситуацию.

В то же время маятник не действует умыш­ленно, поскольку не обладает осознанным на­мерением. Так же бессознательно делают свое дело равновесные силы. Еще раз подчеркиваю: здесь идет речь о неких процессах, механизм которых пока неясен, а не о разумном поведе­нии сущностей. Мы лишь отмечаем отдельные проявления и закономерности природы энерго­информационного мира.

Нет смысла рассуждать, что за маятник ра­ботает в данной ситуации, откуда он взялся, как ему это удается и что в действительности про­исходит там, на энергетическом уровне. Все равно мы не сможем в этом разобраться дос­конально. Имеет значение лишь один главный вывод: если равновесные силы сталкивают про­тивоположности, то маятники делают все, чтобы распалить энергию возникшего кон­фликта. Таков закон маятника.

Нескончаемые битвы маятников — будь то семейные ссоры или вооруженные конфликты — все они ведутся именно в соответствии с этим законом. Если возникло противостояние, дальней­шие события будут разворачиваться в сторону обострения конфликта, что бы ни происходило, включая временные и декоративные примирения.


Там, где работает закон маятника, здравый рас­судок не имеет силы. Именно поэтому действия как отдельных личностей, так и целых государств очень часто не укладываются в рамки здравого смысла. В конфликтных ситуациях мотивы человека находятся во власти маятника.

Вот и получается такой странный эффект, когда воспринимаешь свои прошлые действия как сон: «И где был мой разум? И почему мне вздумалось так поступить?» Да потому, что че­ловек действовал, не отдавая себе отчета. Лишь впоследствии, когда сознание уже не подверже­но внешнему воздействию, все произошедшее получает адекватную оценку.

Близкие люди ссорятся и расходятся, посколь­ку убеждены, что не сошлись характерами. Но ведь были моменты счастья, когда все шло за­мечательно. А тут человек ни с того ни с сего меняется и начинает вести себя враждебно. Это никак не согласуется с тем, каким он был рань­ше, буквально совсем недавно. Вам это знако­мо, не правда ли?

В действительности дело здесь не в том, что кто-то, один или другой, изменился. Человек по­ступает совершенно неприемлемым для парт­нера образом потому, что к этому его вынужда- ет маятник.

Маятник управляет подсознательными моти­вациями противостоящих друг другу людей. И управление это направлено на увеличение энергии конфликта. Человек не осознает, что его заставляет идти на конфронтацию. Он может дей­ствовать совершенно нелогично и неадекватно.

Особенно четко такой эффект прослежива­ется в необъяснимо жестоких преступлениях. Потом, уже на скамье подсудимых, преступник вспоминает о своих прошлых действиях с недо­умением: «Затмение нашло какое-то». И он не врет — это действительно так. Для самого пре­ступника это полная неожиданность, он воспри­нимает содеянное как страшный сон.

Особенно крепким становится сон, если вни­мание попадает в петлю захвата. В специфи­ческих сообществах, как, например, в армии, груп­пировке или секте, создается среда с определен­ными стереотипами поведения и мышления. Это «усыпляет», и подсознание полностью открыва­ется для зомбирующего воздействия со сторо­ны маятника. И тогда происходят вещи, кото­рые со стороны кажутся совершенно непости­жимыми.


Почему люди с таким остервенением уби­вают себе подобных из-за того, что те, другие, поклоняются иным — своим богам? Кому это мешает? Люди терпят лишения на войнах и уми­рают десятками, сотнями тысяч, миллионами. Где же инстинкт самосохранения? Сражение за бо­гатство и территории еще можно понять. Но как объяснить битву за убеждения?

Идея о мире всем близка. Но войны не пре­кращаются. Идея единого Бога — очевидна. Идеи добра, справедливости, равенства... можно про­должать еще долго. Всем все понятно, однако здравый смысл не работает, а побеждает зло. Откуда же это зло берется?

Так вот, универсальным источником зла яв­ляются маятники. Стоит немножко понаблюдать, и станет совершенно ясно: что бы ни делалось в любом противостоянии чего-либо с чем-то — все двигается в направлении увеличения энер­гии конфликта. Борьба если и угасает, то лишь ненадолго, чтобы затем разгореться с новой силой.

Конечно, маятники бывают всякие, и все они деструктивны в разной степени. Многие из них вполне безобидны. Маятник Трансерфинга, на­пример, необходим для того, чтобы как можно большее число людей задумались над тем, чтг же в действительности происходит.

Речь идет не о том, чтобы полностью осво­бодиться от всех маятников, — такое вряд ли возможно. Главное — не быть марионеткой и действовать осознанно, чтобы использовать эти структуры в своих интересах. Но как освободиться от этого влияния?

Проснуться и осознать, каким образом маятник пытается вами манипулировать. Понимать, что происходит, — это уже половина дела. Сила влияния маятника обратно пропор­циональна осознанности. Он имеет над вами власть до тех пор, пока вы спите наяву.


Прежде всего — не следует принимать учас­тие в деструктивных битвах маятников, если это не нужно вам лично. Когда вы в толпе, необхо­димо сойти со сцены действа в зрительный зал, оглядеться и проснуться: «Что я здесь делаю? Я отдаю себе отчет? Зачем мне это нужно?»

Пробуждение от сна наяву должно быть абсолютно четким, как было показано выше: «В данный момент я не сплю и ясно осознаю, что делаю, зачем и почему именно так». Если вы отдаете себе такой отчет, все в порядке. Если же нет, значит, в любой, даже ничтожно малой конфликтной ситуации, вы — марионетка.

Сложнее обстоит дело, когда вас что-то раз­дражает. В таком случае паяц будет прыгать до тех пор, пока держится нервное напряжение. Обычно это означает, что маятник поймал ваше внимание в петлю захвата. Для того чтобы ос­вободиться от маятника, необходимо впасть в безразличие. Но сделать это трудно.

Например, соседи досаждают своей музыкой, которая вам жутко не нравится. Ваша задача — любым способом «отцепиться» от маятника. Но заставить себя не реагировать практически не­возможно. Подавлять эмоции бесполезно. Вме­сто этого нужно обратить внимание на что-то другое.

Попробуйте слушать свою музыку, но не гром­ко, а только чтобы заглушить соседскую. При­думайте еще какие-нибудь способы, как отвлечь­ся. Если вам удастся занять мысли чем-то дру­гим, соседи постепенно угомонятся.

Точно так же и в остальных случаях. Если «паяц прыгает», значит, ваше внимание попало в какую-то петлю захвата. Вас вовлекли в игру маятника, цель которой — повышение энергии конфликта. Для того чтобы освободиться от петли захвата, необходимо переключить вни­мание.

В общем, все не так уж плохо. Не будет «на­зло», если не спать наяву. Хотя, можно подумать, что все сказанное — просто какой-то чудовищ­ный бред. Конечно, нелегко свыкнуться с мыс­лью о том, что какие-то сущности могут тобой управлять. Принимать это знание или нет — вопрос личного выбора. И не нужно верить. Наблюдайте и делайте выводы сами.


Правило маятника

В нашем мире чуть ли не на каждом шагу при­ходится сталкиваться с прямой или косвенной информацией, касающейся половых взаимоотно­шений. В модели Трансерфинга данная тема, как и многие другие, предстает в необычном ракур­се. Секс играет весьма значительную роль в личной жизни людей, хотят они себе в этом признаться или нет. Точнее, даже не сам секс, а отношение к нему. Неважно, ведет человек половую жизнь или нет, в его мыслях время от времени возникают вспышки, выражающие от­ношение.



Вообще нейтральной позиции здесь быть не может — природное естество, так или иначе, дает о себе знать. У одних людей отношение прояв­ляется в виде неприятия, раздражения, насмеш­ки, отторжения. У других оно превращается в намерение. И если намерение не реализуется или реализуется неудачно, тогда в психике выра­стают всевозможные комплексы, или, выражаясь терминами Трансерфинга, негативные слайды.

Можно констатировать, что вопросы секса в той или иной степени волнуют если не всех, то очень многих. И очень многие на этой почве имеют те или иные комплексы. Немалую роль здесь играют маятники — они всеми способами стараются внушить вам, что вы несовершенны и у вас проблемы. И вы действительно верите, что у вас проблемы. Вы себе представить не можете, как вы не одиноки в этой вере.

Думая, что в интимной жизни у вас не все ладно, в то время как у других полный порядок, вы глубоко заблуждаетесь. Это иллюзия, искус­но созданная маятниками с помощью средств массовой информации. Обратите внимание, всю­ду, где затрагивается тема секса, вам показыва­ют людей, у которых якобы все в норме.

Так вот, если взять заполненный стадион и убрать оттуда всех, у кого «что-то не ладится», то останется, не более чем пальцев на руках. Попробуйте представить себя в центре огром­ного заполненного стадиона, который вдруг опу­стел, и вы озираетесь в поисках оставшихся «нормальных». Вот такие масштабы.

Даже если ваши приятели, хвастающие сво­ими успехами, не преувеличивают, можете быть уверены, у них тоже есть свои проблемы, кото­рые они тщательно скрывают не только от ок­ружающих, но и от себя.

Не будем вспоминать Фрейда. Он вряд ли мог себе представить, каких размеров достиг­нет «сексомания» в наше время. Просто пред­лагаю вам задаться вопросом: почему вокруг такой простой функции, в совершенстве отла­женной природой, возникает столько проблем?

Ответ на этот вопрос лежит в совершенно неожиданной плоскости, некоторым образом связанной с таким явлением, как Флэш-моб. Если вы не знаете, что это такое, я поясню.


Представьте себе многолюдную улицу или площадь в солнечный день. Все идет, как обыч­но. И тут внезапно, ни с того ни с сего, несколько десятков или сотен человек достают зонтики, раскрывают их и всем своим видом показыва­ют, будто идет дождь. «Нормальные» прохожие стоят с разинутыми ртами, а «люди дождя» от души веселятся.

Такая грандиозная шутка организуется очень просто. Группа людей, даже не знакомых друг с другом, договаривается между собой через Ин­тернет о том, что в определенное время в ус­ловленном месте по сигналу будет выполнено некое нелепое действие.

Что происходит во время этой акции? Как вам известно, когда группа людей начинает мыс­лить в одном направлении, создается маятник. Флэш-группа думает: «Смотрите, вот мы какие — с зонтиками!» Остальные прохожие, раскрыв рот, недоумевают: «Чего это они?» Однородное мыс­ленное излучение группы людей создает резо­нанс, энергию которого и поглощает маятник.

Флэш-маятник является самым недолговеч­ным — он вспыхнул и погас, а потому не причи­нил никому вреда. Этот безобидный пример нам показывает, как зарождаются и действуют бо­лее долговечные и деструктивные маятники.

Что требуется для того, чтобы заставить лю­дей излучать энергию в одном направлении? Нужно определить шаблон поведения и мышле­ния — задать правило. Конечно, правила созда­ют не маятники, а сами люди. Маятники не спо­собны реализовать осознанное намерение. Они возникают самопроизвольно. Но порождает их созданное правило. Правило маятника явля­ется самым страшным и вредоносным из всех, что придумало человечество. А гласит оно: «Де­лай, как я!»

Любые шаблоны поведения и мышления в общем виде сводятся к правилу маятника. По­наблюдайте, и вы заметите, что это правило дей­ствует сплошь и рядом. Конечно, вред оно при­носит не всегда. Например, волна болельщиков на стадионе порождает флэш-маятник, и он пи­тается энергией резонанса, хотя никому от это­го хуже не становится.


В концертном зале маятник во всю поглоща­ет энергию зрителей. От этого тоже никакого вреда нет, но обратите внимание, как зачастую ведут себя артисты. Они изо всех сил старают­ся раскачать публику правилом маятника: «Выше! Выше ручки! А ну, теперь все вместе!» Зрители послушно хлопают в ладошки, и эта энергия, мизерная для одного человека, вылива­ется в резонанс, создающий невидимого монст­ра, висящего над залом.

Если бы маятник не поглощал эту энергию, артист буквально взлетел бы в воздух. Но ар­тист получает ничтожные крохи, все остальное забирает маятник. Монстр живет до тех пор, пока люди выполняют его правило: «Делай, как я!»

Ну и что из этого? Ведь ничего страшного не произошло? Действительно, флэш-маятники без­вредны. Ну а какое это имеет отношение к сек­су? Ни за что не угадаете.

Мы начали говорить на тему секса, но пере­ключились на Флэш-моб. Что же общего между ними? Вы, наверно, подумали, что это общее ка­ким-то образом связано с энергией. Действи­тельно, во время занятий сексом возникает флэш-маятник, который поглощает энергию резонан­са. Люди еще с древних времен подозревали, а то и знали о присутствии некой сущности, кото­рая витает над «сценой действа».

Данная сущность, которую в рамках модели Трансерфинга мы называем флэш-маятником, у разных народов обычно ассоциируется с эмо­ционально окрашенными образами. Например, «Сатана тешится». А некоторые последователи оккультных практик твердо убеждены в том, что во время полового акта излучается энергия, привлекающая различных представителей тон­кого мира, которые тут же слетаются и устраи­вают свою бесовскую оргию.

Что бы там ни говорили, все это не должно вас беспокоить, поскольку флэш-маятник не может причинить вам вреда. Он просто питает­ся энергией, которую вы и так растрачиваете, только и всего. Но суть дела не в этом. Глав­ное, что объединяет секс в его современном виде с маятником, это правило маятника: «Де­лай, как я!»

С развитием технических средств массовой информации, правило маятника вступило в свое безраздельное господство. Психика человека на каждом шагу подвергается незаметной, но весь­ма эффективной обработке с внедрением шаб­лонов поведения и мышления. Я бы поостерег­ся употребить здесь слово «зомбирование», но, в сущности, все идет к тому.

Современная индустрия информации и развле­чений построена на одном простом принципе: смотри, как это делают другие, добившиеся успе­ха, и следуй за ними, бери с них пример. Все, что вам пытаются продемонстрировать, — это эта­лон успеха. Вы и сами все прекрасно понимае­те, но, возможно, вы не задумывались, насколько огромно влияние этой пропаганды, иногда явной, но чаще действующей незаметно, исподволь.

В особенности это касается всего, что связа­но с интимными взаимоотношениями. Вот здесь очень прочно обосновались стереотипы того, как оно должно быть. Вся печатная и видеопродукция на эту тему демонстрирует отношения, которые, как следует понимать, удовлетворяют стандартам.

Не подумайте, что я веду речь о неком заго­воре или намеренной пропаганде. На самом деле никто не ставит своей целью внедрить какие-то шаблоны. Все получается само собой. Дело в том, что в мыслях человека всегда присутству­ют сомнения: правильно ли я поступаю? Всегда существует необходимость сравнения, посколь­ку успех — вещь относительная. Поэтому, ког­да человек видит чужой успех, он естественно склоняется к тому, чтобы воспринимать его как эталон.

Интимные отношения, и в особенности секс, в основном имеют место в тесном и замкну­том кругу, следовательно, потребность в под­тверждении того, что «все у нас в порядке», возрастает. А если человек не имеет, а тем бо­лее не имел партнера, тогда он просто судорож­но начинает искать эталон. И конечно, средства массовой информации удовлетворяют эту по­требность людей, предоставляя всевозможные эталоны на широкий выбор.

Так формируются общепринятые стереоти­пы, как следует делать это, какой иметь имидж и все такое. Например, он — крутой «мачо», она — знойная «секси». Смотрите на них и делайте как они. А если вы не вписываетесь в эти стандар­ты, значит, с вами что-то не в порядке.


Всю деструктивность этого правила трудно себе вообразить. Вы, наверно, думаете, я неоправданно завышаю важность проблемы, когда говорю, что правило маятника является самым страшным и вредоносным из всех придуманных человечест­вом. Отнюдь. Я выражаюсь весьма сдержанно.

Число распавшихся пар огромно. Число не­состоявшихся счастливых семей, возможно, еще больше. Главной причиной разлада в конечном итоге является неудовлетворенность в сексе. Все остальное — либо следствия, порожденные этой неудовлетворенностью, либо отговорки людей, не желающих признаться друг другу в истинной причине.

Неудовлетворенность возникает вследствие того, что двое следуют правилу маятника. Они знают, что в соответствии со стандартами не­обходимо это делать так и вот так. Правило маятника гласит: «Делай, как я!» — а значит, измени себя, измени себе. И человек пытается подстроить себя под установленные стандарты, а в результате получает душевный дискомфорт и неудовлетворенность.

Ошибка человека, имеющего какие-либо про­блемы с сексом, состоит в том, что он играет роль. Все очень просто. Человек выбирает из множества эталонов один, который ему наибо­лее подходит, и другой — для своего партнера. Далее он берет себе эту роль и начинает ее играть, а на партнера вешает проекцию в соот­ветствии со своими ожиданиями. Причем, что удивительно, эту роль он играет как раз по прин­ципу Трансерфинга — отстраненно, как играю­щий зритель, потому что постоянно сравнивает себя и партнера с эталоном: правильно ли все получается.

В итоге ничего не получается, потому что природа секса такова, что требует расслабления, свободы и самоотдачи. Секс является тем един­ственным случаем, когда в игру нужно погру­жаться с головой, причем без всяких ролей. Нормальный и естественный секс — это игра по правилам, которые устанавливаете вы сами, без оглядки на то, как это делают другие и как якобы положено.

Вдобавок сильно сбивает с толку неправиль­ное смешивание разных понятий: любовь и секс. Иногда просто мутит, когда слышишь это ханже­ское «займемся любовью». Не проще ли назы­вать вещи своими именами? Секс — это не лю­бовь, а любовь — это не секс. А разве эти вещи несовместимы? Совместимы, только еще раз: лю­бовь — это не секс, а секс — это не любовь.


Эти вещи можно как совмещать, так и разде­лять. Но правило маятника мешает это делать естественно. Я не ошибусь, если скажу, что любые неудачи в сексуальном контакте связа­ны с тем, что люди, следуя правилу маятника, пытаются искусственно смешивать любовь и секс. В результате выходит несуразный гибрид.

На самом деле, если забыть о правилах и стандартах, все очень просто. Представьте себе шкалу с нулевой отметкой посередине, где сле­ва идут деления ласки, а справа — агрессии. Так вот, если стрелка отклоняется влево, это любовь, а если вправо, таэто секс. Нравится вам такая мысль или нет, но секс, как ни крути, это в большей степени агрессия, чем ласка.

Но многие люди стесняются или боятся, когда у них просыпаются эти «дьявольские» инстинк­ты. Они считают, что это противоестественно. В самом деле: встречаются два нормальных че­ловека и поначалу ведут себя совершенно обык­новенно, но потом у них появляется какой-то хищный блеск в глазах, и они начинают вытво­рять вещи, которые никак не вписываются в рамки... В рамки чего?

Вот здесь и вступает в силу правило маят­ника. С одной стороны, существуют общеприня­тые рамки приличия, нарушать которые не все­гда удобно. С другой стороны, находясь в этих рамках, получить удовлетворение от секса не­возможно. А хочется, чтобы было и то и другое. И вот, с тем чтобы подстроиться под стандар­ты, люди начинают играть свои роли. Боясь про­буждения животных инстинктов, они разбавля­ют секс установленными и, как им кажется, не­обходимыми ритуалами. Это, в свою очередь, вызывает некоторое закрепощение. Надо бы от­пустить вожжи, а правило маятника не позволя­ет. И наоборот, если стрелка забирается далеко в сторону агрессии, тут же возникает необходи­мость подтверждения: «А ты меня любишь?»

Итак, на сцене постоянно присутствуют два играющих зрителя. Они, словно марионетки, ви­сят на нитке контроля, за которую сами себя прицепили. Что они делают? Они изо всех сил пытаются перетянуть стрелку то в одну, то в другую сторону. А надо всего лишь плю­нуть на правило маятника и отпустить стрелку, пусть она гуляет свободно, в корреляции с чув­ствами души, а не идеями разума.


Кто-то может возразить, что так недолго и до животного уровня опуститься. И здесь снова ра­ботает правило маятника. Кто это установил гра­ницы, где кончается человечность и начинается животный уровень? Да и дело даже не в самих границах, а в том, что вы сами должны опреде­лять для себя свои правила, а не следовать чу­жим. Вы — человек, а потому имеете право на свои критерии человечности и приличия.

Надеюсь, вы понимаете, что я все это пишу для людей, которые имеют некоторые пробле­мы с сексом, в особенности для тех, кто любит друг друга. Все, что нужно для устранения про­блем, — это отпустить стрелку так же осознан­но, как осознанно держится контроль над соблю­дением правила маятника.

Существует категория людей, которые в сексе не испытывают никаких затруднений. В самом деле, многие проблемы снимаются, если назы­вать вещи своими именами, не смешивать поня­тия, осознанно отдавать себе отчет, чего жела­ешь получить, и главное, честно говорить об этом партнеру. Жизнь сразу становится проще, если быть открытым. Можете быть уверены, у ваше­го партнера скрытых желаний тоже предоста­точно. При этом могут возникнуть ситуации, когда один хочет то, чего другой не приемлет. Что делать в таких случаях?

Во-первых, необходимо всегда помнить первый принцип Фрейлинга: откажитесь от на­мерения получить, замените, его намерением дать, и вы получите то, от чего отказались. Этот великолепный принцип работает безотказ­но, причем вы даже не всегда поймете, каким именно образом.

Во-вторых, необходимо все-таки полностью отказаться от правила маятника и заменить его Правилом Трансерфинга. А правило это гласит: позвольте себе быть собой, а другому быть другим.

Как вы понимаете, чтобы получить удовле­творение от сексуальных отношений, необходи­мо чувствовать себя свободно, раскрепощенно. Человек не может чувствовать себя свободно, если имеет избыточные потенциалы в виде комплексов, например, неполноценности. Как бы он ни старался расслабиться, равновесные силы не позволят.


Но львиная доля напряженности возникает не столько вследствие избыточных потенциалов, как таковых, сколько в результате отношений . зависимости. Внутреннее намерение людей чаще всего направлено на то, чтобы получить, а не на го, чтобы дать. К тому же на партнера обычно вешается проекция в соответствии с ролевыми ожиданиями. Никак не хочется позволить дру­гому быть другим.

Отношения зависимости, как вы знаете, по­рождают поляризацию, вызывающую ветер рав­новесных сил, которые в итоге все портят. Правило Трансерфинга мгновенно снимает поля­ризацию, созданную отношениями зависимос­ти. Поэтому, даже если от комплексов не уда­ется избавиться, достаточно следовать правилу Трансерфинга, и напряжение сразу же заметно разрядится.

Позволить себе быть собой — значит при­нять себя со всем своим несовершенством. Позволить другому быть другим — значит снять с него проекции своих ожиданий. В результате ситуация, когда один хочет то, чего другой не приемлет, непостижимым образом разрешится сама собой.

Повторяю, все, что нужно, — это отказаться от правила маятника, заменить его прави­лом Трансерфинга и направить свое намере­ние в соответствии с первым принципом Фрейлинга. Если вы это сделаете вдвоем, у вас больше не будет никаких проблем. Подробные рассуждения на тему, почему это работает, оста­вим психологам. Просто работает, и все.

Но вообще, зачем маятнику правило? В слу­чае с флэш-маятниками все понятно — они пи­таются энергией резонанса, поэтому им необхо­дима синхронность действий. Ну а на чем дер­жатся все остальные, долговечные маятники, для которых не обязательно, чтобы их привержен­цы действовали как один?

Прежде всего правило маятника устанавливает нормы поведения и мышления, то есть стан­дарты «нормальности». Человек не понимает, что ему предлагается эрзац, суррогат успеха. Чужой успех не может служить примером, образцом для подражания. Подлинный успех достигается только теми, кто отважился нарушить правило и пойти своей стезей.


Следуя по чужим стопам, человек навечно обречен догонять заходящее солнце. Стандарты успеха — это мираж, но человек не знает или не желает знать, что правило маятника держит его в паутине иллюзий. Иллюзия зачастую слаще, удобней, понятней, чем неизвестная реальность. Когда человек сталкивается лицом к лицу с тем фактом, что не вписывается в установлен­ные стандарты, он испытывает душевный дис­комфорт. Его гнетет страх перед поражением, он чувствует свою неполноценность, ощущает себя одиноким в этом враждебном мире.

Что он может сделать? Один из вариантов — отторжение. Человек может окружить себя по отношению к недостижимым эталонам стеной неприятия. А может продолжить свою гонку за эталоном. Следуя правилу маятника, человек пытается изменить себя и загоняет свою душу в футляр обусловленности. Это не приносит ничего, кроме неудовлетворенности, в результа­те чего снова приходится себя менять.

Так вот, когда человек пускается в погоню за эталоном, он излучает энергию неудовлетво­ренности и разочарования. Иначе и быть не может. Точно так же ослик ходит по кругу за подвешенной морковкой. Вот этой энергией и питаются деструктивные маятники, прилагаю­щие эталоны чужого успеха.


Стена отторжения, в свою очередь, требует не меньших затрат энергии. Очень непросто держать вокруг себя защитное поле, когда по­всюду и на каждом шагу тебе внушают правила, которым ты не в силах следовать.

Но из этого лабиринта все-таки есть выход. Заключается он в том, чтобы отказаться от правила маятника и пойти своей стезей. Кто это сделает, обретет удивительное качество, от ощущения которого буквально дух захватывает, — внутреннюю свободу. И такие люди есть. Вот, например, письмо читательницы, стоящей в двух шагах от этой свободы.

«Мне под 30, и у меня никогда не было мужчины. Сексопатологи говорят, что это серьезная ненормальность. А я не могу по­нять, почему. Я всегда верила, что нигде не написано, что до 25 нужно срочно с кем-то спать и что девственность — повод для мо­ральной казни. Я привлекательна, и случаев наладить интим было очень много. Но — мне не хочется. Не физиологически — с этим-то все в порядке, просто я пока не разглядела мужчину, с которым мне хотелось бы лечь в постель. И в последнее время я все больше ловлю себя на ощущении, что это довлеет надо мной. Потому что все предаются те­лесной любви, а я нет. Так принято — а я не следую этому правилу... Я никогда не была рабыней общественных стереотипов, но имен­но эта их часть, похоже, начинает меня раз­дражать. Иногда я себя чувствую просто моральной уродкой. Хотя сам факт моего одиночества не влияет даже на самооценку – я сознательно не хочу вступать в интимные отношения без особой тяги к человеку. Является ли мой случай все-таки отклонением, какой-то поломкой?»



Я сказал «в двух шагах», потому что боязнь быть «не как все» все же имеется. Тем не ме­нее внутренняя сила и независимость налицо, а это уже немало. И разумеется, никакого откло­нения здесь нет. Нужно только не бояться того, что «я не такая, как все», а радоваться этому. Ну и конечно, не перегибать палку. Возможно, сто­ит снизить планку требований и быть проще.

Судя по информации, которая обрушивается на нас отовсюду, можно подумать, что все толь­ко и делают, что занимаются сексом. На самом деле это иллюзия. Далеко не каждый в этом отношении ведет «активный образ жизни», а многие и вовсе не имеют партнера. Но страх перед одиночеством и боязнь оказаться не та­ким, как все, заставляет верить в иллюзию.

Взять, например, Париж, с его духом свободы и непринужденности. Он завоевал репутацию «города одиноких сердец». Каждый день с ран­него утра люди бегут на улицу и расползаются по многочисленным кафе. Зачем они это дела­ют, ведь чашку кофе можно выпить и дома? По­тому что из дома их гонит одиночество.

Кому-то может показаться, что маятники на­меренно порабощают человеческое общество своим правилом. Действительно, порабощают, но не маятники устанавливают это правило. Они существуют благодаря ему! Правило порож­дает маятник. А затем этот маятник начинает делать свое черное дело. Главное, в чем заклю­чается деструктивность маятника, состоит в том, что он уводит человека далеко от стези, на кото­рой он мог бы обрести подлинное счастье.

Представьте себе многолюдную улицу, на ко­торой каждый идет по своим делам. Вдруг появляются люди в черном, загоняют всех в строй и заставляют маршировать. Кто-то пытается вый­ти, но его тут же грубо возвращают обратно: «Стой! Куда полез! А ну, встать в строй!»

Такой фильм, как «Матрица», появился не случайно. Фантастика имеет тенденцию со вре­менем воплощаться в действительность. И эта тенденция ускоряется. Если вы обратите вни­мание, разрыв между фантастикой и реальным воплощением все больше сокращается. Конеч­но, люди не сидят в колбах с прикрепленными к телу присосками, но аналогия проходит где-то очень близко.


Всем кажется, что строй — это такая реаль­ность. На самом деле необходимость находить­ся в строю — это иллюзия. Настоящая реаль­ность состоит в том, что можно выйти из строя и отправиться своей дорогой. Но осознать это не так-то просто. Человек настолько привык жить со своими иллюзиями, что его требуется хорошенько встряхнуть или, как у Карлоса Кас-танеды, «сместить точку сборки», чтобы он по­нял, где реальность, а где иллюзия.


Инвалиды, например, находятся в положении людей, у которых нет выбора. Они вынуждены либо всю жизнь страдать и мучиться от своей неполноценности, либо пренебречь правилом маятника. Если человек понимает, что ему боль­ше нечего терять, он отказывается от погони за эталоном и начинает жить в свое удовольствие. Инвалиды, играющие в баскетбол на своих колясках, неизмеримо более счастливы, чем здо­ровые подростки, подражающие манере Майкла Джордана. Последние выглядят менее естест­венно, чем инвалиды, потому что шагают в строю. И никто из них не станет новым Майк­лом Джорданом, пока не сообразит, что нужно выйти из строя.

Те, кто нарушает правило маятника, стано­вятся либо лидерами, либо отщепенцами. Одни выбиваются в звезды, другие становятся изгоя­ми. Разница между теми и другими в том, что первые уверены, что имеют полное право нару­шить правило маятника, а вторые сомневаются в этом.

Звезды рождаются самостоятельно, но зажи­гают их маятники. Тот, кто вышел из строя, со­здает новый эталон успеха. Маятники не терпят индивидуальности, они видят восходящую звез­ду, и им ничего не остается, как сделать ее своим фаворитом. Тогда устанавливается новое прави­ло, строй разворачивается и принимается шагать за новой звездой. Понимаете, что происходит?

Но для того чтобы выйти из строя, необходи­мо знать, как это делать. Если вы будете бороться с людьми в черном, то потерпите пора­жение. В битве с маятниками вы будете повер­жены всегда.

Весь секрет в том, что из строя нужно выхо­дить без борьбы. Можно просто выйти и, спо­койно улыбаясь, помахать людям в черном на прощанье ручкой. А затем отправиться своей дорогой. Они будут лезть из кожи вон, чтобы загнать вас в строй, но ничего не смогут поде­лать, если вы отказываетесь от борьбы с ними.


Но, чтобы понять эту простую истину, необ­ходимо основательно пересмотреть свое миро­воззрение. В нашем мире многое перевернуто с ног на голову. Трансерфинг в этом смысле расставляет все на свои места и помогает отка­заться от правила маятника.

Правда, многим может не понравиться даже сама идея о том, что они втиснуты в матрицу. Тем, кто предпочитает не просыпаться, Трансер­финг не нужен. Мы все получаем то, что выби­раем. Иллюзия — тоже выбор, и каждый, коли так ему больше нравится, имеет на это право.

Я ведь никому ничего не навязываю и дока­зывать свои идеи не собираюсь. Вы сами все можете проверить на своем опыте. Я всего лишь прохожу мимо и говорю:

- Эй, а вы знаете, есть Трансерфинг реаль­ности!

- Да ну?!

- Ага! Я туда, а вы, как хотите.
Вот и все.



следующая страница >>