litceymos.ru 1 2 ... 7 8

Всем, кто защищал честь своего клуба на секторе и за его пределами


ГЛАВА ПЕРВАЯ


«АРСЕНАЛ», ВПЕРЕД! «АРСЕНАЛ», ВПЕРЕД! — скандировала переполненная Северная трибуна.

Игроки «Арсенала» снова появились в опасной близости от ворот «Челси».

ГОЛ!

Стадион взорвался, ликуя.

ДВА НОЛЬ В ПОЛЬЗУ «АРСЕНАЛ», ДВА НОЛЬ В ПОЛЬЗУ «АРСЕНАЛ»!

Для «Челси» больше не было пути назад.


Стоя на самом верху Северной трибуны, Ли Джонс обозревал плотно упакованные людьми сектора. Его взгляд остановился на двух фанах «Арсенала», одетых в Lacoste и Diadore.

— Погнали, парни, вон они!

Он повел свой моб сквозь толпу, расталкивая зрителей на пути к ничего не подозревающей цели. Весь дрожа, как в лихорадке, Ли ринулся вперед, крича «давай, «Арсенал»! Погнали!»

Двое парней «Арсенала» развернулись лицом к своим оппонентам. «Ну чего, давайте, «Челси»! Давайте, мрази!», прокричал одни и немедленно раскаялся в этом, когда осознал, что стоящие вокруг остальные фаны «Арсенала» внезапно прикинулись шлангами.

Толпа попятилась назад, увидев парней «Челси» перед собой. Лицо Ли расплылось в улыбке, когда его кулак врезался в лицо переднего фана. Его мышцы сжались в стальную пружину, и он почувствовал, как кровь из сломанного носа жертвы заструилась между пальцами. Жертва рухнула вниз, Ли прыгнул вперед, приземлившись подошвами своих Gazelle прямо в грудь заваленного хулигана. Приготовившись к следующему удару, он засмеялся и обернулся через плечо посмотреть, как остальная фирма валит другого противника, и стоны заваленных тут же были заглушены зарядом фирмы — «ЧЕЛСИ! ЧЕЛСИ!»

Кевин Мюррэй с беспокойством оглядывал место действия.

— Все, хорош, оставьте их!

— Да пошел ты, Кев! Мы еще даже не начали! — прохрипел Ли, еще раз пнув своим Gazelle вздрагивающее тело.

Кевин в отчаянии посмотрел вокруг и увидел медленно приближающиеся шлемы копперов.


— Уходим, парни! Полисы!

Он облегченно вздохнул, увидев, как моб теряется в разные стороны и растворяется в толпе.


К тому времени, когда инспектор Уэлш из полицейского управления Фулхэма добрался до места происшествия, нигде не было ни малейшего признака присутствия моба «Челси». Только последствия стремительной и кровавой атаки — двое истекающих кровью молодых парней; сразу сложно было разобраться, получили они ножевые ранения или нет. Он смотрел, как парни в форме помогают пострадавшим добраться до машины скорой помощи. Ладно, Джонс, ладно, будет и на моей улице праздник.


Ли, уже на другом конце стадиона, ухмыльнулся про себя, когда скорая с пострадавшими кэшлс «Арсенала» поехала вдоль поля под ликующее скандирование «ЧЕЛСИ!», мощно раздававшееся с гостевой трибуны. Еще одна гостевая победа, удовлетворенно подумал про себя Ли.


Ли и Кевин болели за «Челси» всю свою жизнь. Они знали, что у «Челси» одна из лучших фирм в Англии — если не самая лучшая — и всегда мечтали о том, чтобы стать ее частью, как только достаточно повзрослеют. Их не нужно было подталкивать; впервые они участвовали в драке в 15 или 16 лет. На первых порах они принимали участие далеко не каждую неделю, но постепенно их захватило то радостное возбуждение, которое даст махач, и чувство неподдельного восторга, которое они испытывали, видя, как их незадачливых оппонентов эскортируют с Шед. Шли годы, они участвовали в акциях все чаще, на стадионах, где играло «Челси», и за их пределами. Теперь у Ли была своя собственная фирма, а Кевин был его правой рукой. Ли знала вся основа «Челси», и он пользовался большим уважением. Он одевался только в самое дорогое, Stone Island или Ralph Lauren, и с ног до головы был прирожденным лидером.

Зрители сплошным потоком покидали «Хайбери», и Ли смешался с толпой ликующих фанов «Арсенала». Его улыбка была обусловлена другой причиной — еще одной победой его банды кэшлс. Единственное, что его беспокоило, это его старый школьный приятель Кев, как он пытался остановить атаку на врагов. По мнению Ли, останавливаться в насилии нельзя, если они хотят стать лучшими. Он шел дальше по направлению к станции метро «Финсбери Парк», как вдруг кто-то хлопнул его по плечу.


— Ли! Ли! Подожди!

— А, Тел, это ты.

— Отличный результат, да?

— Да, если ты не об игре говоришь, — ответил Ли. Он знал, что завалить двух парней «Арсенала» на их трибуне — достаточно серьезная вещь.

— А что с Кевом? — спросил Тел. — На трибуне он сегодня облажался.

— Все с Кевом в порядке. Кто-то должен смотреть за копперами, — ответил Ли.

— Да ладно тебе. Ли. Ты знаешь, о чем я. Это не первый раз случается!

— Давай не будем об этом, Тел, ладно?

Терри схватил Ли за рукав, пытаясь удержать. Ли посмотрел на держащую его руку, потом перевел взгляд на ее хозяина.

Терри опустил руку, потом сказал:

— Ли, надо смотреть правде в глаза. Кев перестал быть таким, каким он был раньше. Он отходит от дел!

— Тэл, я не собираюсь повторять тебе. Кев в поряде! А теперь пошли, пока нас не пропалили.

Ли снова зашагал к метро, Терри двинулся следом, злясь, что Ли не видит, что происходит с Кевином — больше того, не хочет видеть. Терри видел. Он чувствовал, что Кевин может их всех слить, и хотел сделать что-нибудь, пока еще не слишком поздно. Но только что?


Кевин видел Ли и Терри впереди, но не мог понять, что происходит. Не то чтобы Терри спорил с Ли — никто не может спорить с Ли, кроме самого Кевина. Но он не мог подойти ближе, так как все пространство между ними было заполнено ликующими фанами «Арсенала».

— Черт!

— Чего такое, Кев?

— Да нет, ничего, Джон. Давай выбираться отсюда. Меня уже тошнит от всех этих Gooners!

Джон засмеялся и посмотрел вокруг, ища взглядом остальных. Иан и Псих Майк шли по противоположной стороне улицы.

— Кев, смотри, что Майк делает!

Кевин посмотрел туда, куда показывал Джон. Майк ставил подножки шедшим впереди фанам «Арсенала», так что они спотыкались и сталкивались с идущими перед ними людьми. Каждый раз, когда удивленный болельщик оборачивался, чтобы посмотреть, кто сделал ему подножку, Майк отходил в сторону, и сердитые взгляды и недовольные комментарии доставались другим.


Кевин засмеялся.

— Классика! Неудивительно, что его называют Психом!

— Ага! Ты посмотри на Иана, как он пытается сохранить серьезный вид!

Они снова засмеялись, заходя в метро.


ГЛАВА ВТОРАЯ


— Ли, привет.

— А, Кев, здорово.

Двое друзей встретились перед входом в их местный ночной клуб на Стритэм Хай Роуд.

— Товар принес? — спросил Кев.

— Ага, только что взял. Чел решил поиздеваться надо мной, похоже. Просил вдвое больше, чем мы договаривались.

— Жадный ублюдок!

— Я его уговорил, — Ли показал разбитые костяшки на правой руке, и Кевин усмехнулся. — Слушай, Кев, не возьмешь часть себе? Сегодня больше, чем обычно.

Ли достал пластиковый пакет, внутри которого были видны маленькие завернутые в фольгу пакетики, а также полиэтиленовые упаковки с белыми таблетками. Глаза Кевина широко раскрылись.

— Господи! Нам, похоже, сегодня везет!

— Да, я взял у него еще, когда он согласился на старую цену.

— Здорово! Давай разгружу тебя немного. Сегодня здесь это понадобится.

— Ты о чем?

— Да сегодня новый ди-джей, крутой по слухам, так что все сюда ломятся.

— Значит, нас ждут бабки, да? Ладно, пошли. — Они повернули за угол и направились к клубу. Перед входом уже была маленькая очередь, по они просто прошли мимо, и секьюрити автоматически распахнули перед ними двери, приветствуя Ли и Кевина по имени. Они вошли, проигнорировав девушку за кассовым аппаратом. Он посмотрела на них, потом перевела взгляд на секьюрити, но те уже отвернулись к дверям.

Парни остановились сразу за входом, окинув взглядом зал. Клуб был уже переполнен, и Ли улыбнулся, представив, как заработанные на продаже наркотиков деньги сыплются ему в карман. Расстегнув свою куртку Armani, он направился к стойке. Кевин двинулся следом, озабоченный тем фактом, что его старая Mau Mau не идет ни в какое сравнение с новой Armani Ли.


— Модник ебучий, — выругался он про себя, когда заметил идущую навстречу Ли блондинку.

— Как дела, Шэз?, — улыбнулся ей Ли.

— И это все, что ты можешь сказать? Я твоего звонка каждый день ждала! — ответила Шэрон с вызывающим видом.

— Я был занят, — бросил на ходу Ли и пошел дальше.

Шэрон передернула плечами, поправила свои джинсы Katherine Hamnett. Потом покачала головой: ведь она знала, что Ли ее все равно не послушает.

Кевин улыбнулся ей и также прошел мимо, предоставив Шэрон возможность самой решать, идти ли ей за ними.

Когда они втроем добрались до стойки, остальные клиенты обернулись посмотреть, но тотчас отвели взгляд, как только увидели, кто это. Бармен, игнорируя очередь, протянул Ли и его приятелю по их обычной бутылке Sol. Он кивнул Шэрон, но его глаза были прикованы к Ли, так как только от того зависело, получит ли что-нибудь она.

— Дай ей что она захочет, — Ли прислонился к стенке спиной, лицом повернувшись к танцполу. В насквозь прокуренной атмосфере суетилась клубная молодежь в своем ширпотребном шмотье из дешевых супермаркетов.

Через несколько минут поблизости была уже вся фирма, вовсю интересуясь, какие планы на вечер. Ли усмехнулся и попросил успокоиться до времени.

Шэрон снова покачала головой, и Ли бросил свирепый взгляд в ее сторону. Тогда она уселась на табурет, думая о том, неужели ее бойфренд и сегодня опять будет «занят».

Потом Ли перевел взгляд на Кевина, своего ближайшего помощника, который излагал политику партии на вечер. Фирма внимали. Кевин проинформировал всех, что, по слухам, моб «Тоттенхэма» сегодня попытается прыгнуть на их клуб. Братву немедленно забила предстартовая лихорадка, и все начали коситься по сторонам, пытаясь определить, проникли ли уже на их территорию какие-нибудь жиды или нет.

От внимания Ли это не укрылось.

— Ладно, парни, просто будьте готовы, когда я скажу. И попробуйте помочь мне в этом. — Он раздал каждому по несколько таблеток экстази и кислоты, которые они распихали по своим карманам с полнейшим хладнокровием. — Вы их должны продавать, а не жрать сами — помните об этом!


Парни кивнули и растворились в толпе счастливой «прогрессивной молодежи».


Молодой парень в джинсах Armani и свитшоте Duffer возник из потного танцпола и подошел к Ли и Кевину. Ли смерил взглядом парня, тот заметно нервничал, то и дело отводя глаза в сторону. Он засунул руку в карман, вытащив из него смятую двадцатифунтовую купюру. Кевин предложил завернутый в фольгу пакетик и таблетку экстази; парень выбрал экстази. Кевин забрал деньги, и покупатель снова пропал среди танцующих. Кевин улыбнулся.

— Все равно что леденцы детям раздаем!

— Ты как всегда прав, Кев, — сказал Ли, пытаясь привлечь внимание бармена. — Еще две бутылки, приятель!


Шэрон смотрела в его сторону, надеясь, что о ней еще не забыли, но Ли уже отвернулся к Кевину. Она открыла рот, потом закрыла, не решившись сказать что-либо. Слезла с табурета и отправилась в направлении своих подруг.

Кевин заметил это и толкнул Ли в бок; тот посмотрел через плечо на удаляющуюся стройную, длинноногую фигуру.

— Вернется! — сказал Ли.


Долго этого ждать не пришлось; она снова появилась, в сопровождении подруг.

— Ли?

Ли, все еще стоявший у стойки, надеялся, что она не станет устраивать сцену. Сто процентов, это ее подруги надоумили. Только этого мне сегодня не хватало — разборок с бабами!

— Что?

— Ли, я тебе все еще правлюсь?

— Ну да.

— Тогда когда мы увидимся снова?

— Разве я не здесь? — Она начинала действовать ему на нервы.

— Я имею в виду наедине, я и ты.

— О, всего-навсего! — Он пытался не выйти из себя, но это было не легко. — Посмотрим. Я тебе позвоню.

— Позвонишь мне?! — Она уже почти перешла на крик, и в глазах ее можно было заметить слезы. — Позвонишь мне?!

— Ладно, успокойся! — Ли сделал шаг по направлению к ней, надеясь что она еще не привлекла к нему всеобщее внимание. — Сказал позвоню, значит позвоню. Я был занят все эти дни, ты же знаешь.


— Да, занят этим своим футболом! Тебе что важнее — этот твой футбол или я?

Ли со злостью посмотрел на нее.

— Я позвоню тебе!

Кевин посмотрел в их сторону, и Ли перевел свой взгляд на него. Было в этом взгляде нечто такое, что заставило Кевина отвернулся.

Шерон определенно решила не сдаваться.

— Ладно, делай что хочешь, но я не знаю, буду ли свободна, когда ты позвонишь. Знаешь, я тоже занятой человек!

— Никуда ты не денешься. — Ли отвернулся.

Она уставилась на его спину, злясь на него, за то что не уделяет ей внимания, и на себя, потому что знала, что он прав. Никуда она не денется.

Она снова отошла к подругам; Ли заметил, что все они смотрят на него, в то время как Шэрон в отчаянии ломает руки. Он улыбнулся.


Ли и Кевин стояли на краю танцпола, когда к ним подбежал Джон и рассказал, что на входе началась заварушка между секьюрити и группой парней.

Дремавший до того в его крови адреналин заставил Ли выпрямиться.

— Все, собрались! Жиды здесь!

Моб из примерно тридцати «Челси» ринулся ко входу; посетители клуба в панике разбегались в разные стороны. Члены фирмы рвались навстречу фанам «Тоттэнхэма», которые уже завалили секьюрити и ворвались в клуб.

Баллончик со слезоточивым газом разорвался прямо перед «Челси», заставив их отступить, закрывая лица. Моб Шпор бросился вперед, размахивая перьями и бейсбольными битами.

Ли прыгнул первым, разбив пивную бутылку о лицо переднего фана «Тоттенхэма». Он усмехнулся, увидев, как лицо заливает кровь, а противник пятится назад, пытаясь побороть боль. Улыбка Ли превратилась в зловещую ухмылку, когда он вытащил выкидной нож. Махач шел уже по всему танцполу, и звон осыпающихся стекол и панические визги женщин были для ушей Ли самой волшебной музыкой.

Фан «Тоттенхэма» прыгнул на Ли с бритвой, разрезав его майку Ralph Lauren.

— Ах ты сраный ублюдок! — Рассвирепевший Ли сбил парня с ног.


Кевин подбежал на помощь Ли, так как парень продолжал сопротивляться. Остальные парни «Тоттенхэма» уже начали отступать по направлению к выходу, оставив приятеля расплачиваться за свои грехи.

— Подержи его, Кевин!

— Чего?

— Чего слышал!

Кевин пытался поднять жида, но тот все еще старался вырваться.

В это время к ним подошел Джон.

— Ой, Джон, дай нам руку!, — усмехнулся Ли, глядя, как Джон тоже вцепился в лежащую на полу фигуру. — Улыбнись, жидовский ублюдок!

Он разрезал левую щеку чела своим ножом.

— Теперь будешь улыбаться вечно!

Он сделал то же самое с правой щекой. Фан «Тоттенхэма» застонал, держась руками за лицо. Ли поднялся, пнул своим кроссовкам Ellesse его в пах, потом пошел в сторону, улыбаясь.

Шокированный Кевин попятился назад, в изумлении глядя на Ли. Он понял, что так и стоит с открытым ртом, и захлопнул его, почти ощутив, как лязгнули зубы.

Довольно улыбающийся Ли подошел к Кевину.

— Ты в порядке, приятель?

— Слушай, Ли, это было слишком.

— Да пошел ты, Кев, лучше посмотри на мою майку! Что с тобой, в конце концов?

— Что со мной? Ты на себя посмотри! Ведь все это нужно, чтобы весело провести время, только что-то я не вижу смеющихся людей!

— Да ладно, одного я заставил улыбаться, он теперь всю жизнь улыбаться будет.

Кевин направился к выходу.

— Все, я отваливаю, пока полисы не приехали.

По пути он заметил Шэрон, стоящую в окружении подруг. Она пожала плечами, и он вышел в прохладную ночную темноту.


— Ну а теперь с ним что? — спросил стоявший рядом с Ли грамотно прикинутый молодой парень из Нулвича. — Опять облажался? Я не знаю, чего ты церемонишься с ним, Ли!

— Слушай, он в порядке! Он круче, чем вы все, вместе взятые! А теперь пошли, убедимся, что никто ничего не видел, и сваливаем, пока нет копперов!»


Фирма рассосалась и направилась к выходу сквозь все еще не приходящих в себя посетителей клуба. Ли отправился туда, где стояла Шэрон и ее подруги.

— Ну как, Шэз, ты идешь?»

Шэрон бросила взгляд в его сторону и снова отвернулась к щебечущим подругам.

— Тогда увидимся позже, береги себя! — Он пошел дальше к дверям, краем глаза заметив, что она двинулась следом.

— Прости меня, Ли. — Она взяла его под руку, когда они вышли на улицу.

— Ли, зачем ты это сделал? — Они уже шли домой. — Кевин прав, это было ужасно.

— Давай не будем об этом, Шэз. Меня уже тошнит от этих разговоров. Все об этом только и говорят.

— Я боюсь.

Он остановился и заглянул сверху в ее испуганное лицо. — А ты не бойся.

Он увлек ее на автобусную остановку. Их губы и языки встретились. Она почувствовала, как твердеет его член, и расстегнула молнию, чтобы освободить его.

Вот это жизнь, подумал Ли, глядя, как голова Шэрон ритмично двигается взад-вперед у его промежности. Настоящая жизнь!


ГЛАВА ТРЕТЬЯ


Инспектор Уэлш стоял, заложив руки за спину, и смотрел в окно. Он с пеленок мечтал быть полицейским, с пеленок хотел ловить и сажать преступников.

Он стал полисменом сразу после школы и несколько лет вкалывал как проклятый, не добившись ни единого повышения. Он просто наслаждался самим фактом ношения формы, и только женившись, стал задумываться о карьере. Необходимость содержать дом, жену и ребенка заставила пересмотреть взгляды на будущее. Так он влился в ряды особого управления, специализирующегося на «секретных» операциях. Он сам убедил себя, что ему это правится. И Уэлш не собирался останавливаться на достигнутом — его карьера должна идти только вперед.

Он был вполне доволен своей должностью в полицейском управлении Фулхэма. Он работал в нем уже несколько лет. Чтобы держаться на плаву, нужно быть на высоте во всем, и ликвидация банды хулиганов «Челси» должна сделать его первым кандидатом на повышение. «И я поймаю этих чертовых хулиганов!», пробормотал он себе под нос при входе на совещание. «Они не смогут остановить меня!»



Его подчиненные, сержанты и констебли оперативного отдела, сидели в тишине, бросая друг на друга нервные взгляды. Инспектор Уэлш медленно повернулся к ним лицом.

— Знает кто-нибудь из вас, что это такое? — Он показал кусочек белой бумаги, по виду напоминающий кредитку. — Кто-нибудь! Не можете?

Он старался сохранять хладнокровие. На карточке было отпечатано: ВЫ БЫЛИ ВЫЧИСЛЕНЫ И ЗАВАЛЕНЫ ХУЛИГАНАМИ «ЧЕЛСИ».

— Это визитная карточка, шеф, — в унисон ответило ему несколько голосов.

— Правильно, визитная карточка! — он даже покраснел от злости. — Я хочу, чтобы эти боевики прекратили свои художества, причем немедленно!

Он все еще пытался быть спокойным.

— Вот эта вот штука была найдена в ночном клубе на Стритэм Хай Роуд после нападения на него вчерашним вечером. В этом клубе постоянно обретается некий Ли Джонс. Он из Стритэма, ему 26 лет, и он известный хулиган «Челси». Похоже, что именно он является организатором большинства беспорядков на трибунах и на улицах на «Челси» и матчах сборной заграницей.

Он выдержал паузу, окинув взглядом собравшихся, дабы убедиться, что все слушают внимательно.

— Вчера вечером в этом ночном клубе жестокому нападению подвергся один молодой парень из северного Лондона. Однако, как обычно, никто ничего не видел. Но если мы учтем тот факт, что парень — болельщик «Тоттенхэма», а болельщики «Тоттенхэма» и «Челси», мягко говоря, друг друга недолюбливают, то становится более чем вероятно, что без Джонса здесь не обошлось.

Уэлш принялся расхаживать но комнате взад-вперед.

— Каждый сидящий здесь должен абсолютно четко уяснить себе — чем быстрее наш приятель Джоне исчезнет со Стэмфорд Бриджа и улиц нашего города, тем лучше.

Он остановился. Его глаза впивались то в одного, то в другого.

— Есть у кого-то какие-нибудь идеи, каким образом мы можем уничтожить эту банду и поймать Джонса с поличным?


— Шеф?

— Да, сержант МакКензи?

— У Джонса есть приятель, некто Кевин Мюррэй. Они росли вместе. По слухам, этот Мюррэй весьма недоволен растущей эскалацией насилия в среде кэшлс. Может, стоит приглядеться к нему?

— Гм, вы думаете, ему это не правится? Он пытается отойти в сторону?

— Может быть, пока нет, шеф, но он, похоже, не рад растущей жестокости столкновений.

— Отделу футбольной разведки удалось внедрить своего человека в ряды хулиганов «Челси». Может быть, мы сможем использовать его для налаживания связи с Мюррэем.

Мысль о еще одном вбитом в крышку гроба Джонса гвозде настроила Уэлша на более добродушный лад.

— Хорошо, сержант МакКензи, расскажите нам все, что вам известно об этом парне; я думаю, футбольная разведка не откажется нам помочь. Держите его под наблюдением. Может быть, мы попросим его нанести нам визит.


Ли лежал на спине, закинув руки за спину. При воспоминании о предыдущих событиях дня по его лицу расползалась улыбка — унижение Gooners на их же территории, махач в клубе, улыбка, оставленная им на лице жида, и время, проведенное с Шэрон.

— Блядь, она охуительная, просто охуительная, — сказал он громко. Ли часто думал о Шэрон. Она клево выглядела, она любила его, и она была чертовски хороша в постели.

— Блядь! — простонал он, почувствовав напряжение в паху. Он покачал головой и фыркнул. Шэрон ему очень нравилась, но он ни за что не сказал бы ей об этом — главным для него была его репутация.

Его лицо стало серьезным, когда он вспомнил о своем лучшем друге. Что за хуйня с Кевином? Может, Терри и прав, может, Кевин на самом деле перестал быть бойцом? Он сел, размышляя о том, что происходит с его лучшим приятелем, его правой рукой, человеком, рядом с которым он вырос. Он был ему скорее братом, чем другом.

Еще детьми они вместе воровали конфеты из местного магазинчика. В школе всегда держались вместе против учителей и других ребят. Кевин всегда был рядом. Ли вспомнил тот раз, когда их вызвали к директору за курение в туалете и то, что они отнимали бабки у школьников младших классов. Кевин тогда просто послал директора на хуй и стал громить его кабинет.


Ли засмеялся. Были же времена! Старые добрые времена! А теперь что? Ли это правилось все меньше и меньше. Надо мне с ним поговорить!

Он дотянулся до телефона и набрал номер Кевина.

—Алло?

— Привет, Кев, это Ли.

— 3дорово, Ли. Не рановато? Ты у Шэрон?

— Нет, я вернулся на такси еще рано утром. Оставил ее на совесть выебанной! Слушай, ты чего сегодня делаешь?

— До вечера ничего, а что?

— Не хочешь подъехать? Нужно потрещать на счет следующей игры с «Миллуоллом» и матче сборной через месяц.

— Не хочешь останавливаться?

— Ты о чем? — спросил Ли раздраженно.

— Да все о том же! О вчера, о том парне! Зачем ты это сделал?

— Блядь, Кев, не начинай снова! Слушай, он жид, значит, так ему и надо! Кев, парни думают, что ты больше не боец — нам нужно поговорить об этом.

— Я думаю, это тебе Терри сказал!, — сказал Кевин; он отлично знал, что Терри недоволен его дружбой с Ли.

— Пусть так, и что?

— Да ничего, просто ты мне последнее время не нравишься. То, что, ты делаешь последнее время, это слишком.

— Слушай, Кев, прекрати! Помнишь, как мы были детьми? Мы все делали вместе, а теперь ты меня кидаешь!

— Это другое, тогда мы действительно были детьми. Это было просто весело, мы хотели всего лишь позлить предков и преподов. Но сейчас все серьезно, нами могут заняться полисы.

— Да хуй с ними, с полисами! Ты боишься их, что ли? Это то, что ты делаешь, слишком!

— Ладно, ладно! Успокойся! Я приеду. Примерно к двенадцати подскочу.

— О’кей, увидимся. — Ли положил трубку и покачал головой. — Чего с ним такое? — проворчал он.

Телефон тут же зазвонил снова.

— Алло?

— Привет, милый!

— А, Шэз, странно, что ты так рано проснулась.

Шэрон хихикнула.

— Любимый, я уже выспалась! Ли, ничего, если я сегодня приеду к тебе?


— Хочешь еще? — спросил он шутливо. — Тебе мало?

— Ага, ничего не могу с собой поделать.

— Хорошо, приезжай, когда захочешь. Кев тоже должен подъехать.

Сердце Шэрон разочарованно сжалось, и ее молчание выдало Ли секрет.

— А в чем проблема? Кевин все понимает, он не откажется часок посмотреть телек.

— Ну ладно, раз ты уверен в этом, — сказала она. — Я скоро приеду. Пока!

Она послала несколько поцелуев в трубку.

— Пока, Шэз, увидимся. — Ли улыбнулся, представив, как снова раздвигает ножки Шэрон.



следующая страница >>