litceymos.ru   1 2 3 ... 13 14

Армия и население государства


стран.


I. Основный положения государственного права, относящаяся к учению о населении

……………………………………………………………………… 143-147

Общие замечания. – Правовая квалификация взаимных отношений государства и его населения: 1) народ, как субъект, 2) народ, как объект государственного властвования.

II. Правовое обоснование воинской повинности ……..….…..147—150

Народ, как субъект, и вооруженная сила государства. – Народ, как объект, и служба его в войсках государства.

III. Основные принципы современной воинской повинности и оценка их с точки зрения вышеизложенной теории населения……..…...... 150-156

Принцип установления постоянных армий. – Принцип общеобязательности личной службы в войсках. – Основные черты практического осуществления в современных государствах принципа общеобязательности военной службы. – Заключительный замечания.

IV. Денежный и натуральный повинности населения в пользу войск. Общие теоретические основания….………………………………..... 156-160

V. Денежная повинность населения содержать армию государства ……………………………………………………………………………… 160-175

Общие замечания. – Военные налоги (на полноправных граждан и на подвластный племена). – Военный бюджет. – Денежное довольствие войск (общие замечания; денежные отпуски оставившим военную службу лицам; денежные отпуски состоящим на службе военным чинам; теория и законодательные определения этого вопроса на западе – и в России). Льготы по отбыванию повинностей в пользу государства (общие основания; законодательные определения главнейших европейских государств).

VI. Натуральный повинности населения в пользу войск. Общие основания………………………………………………………………..… 176-180

Повинности военного времени. Повинности мирного времени. Ограничения прав лиц, живущих по соседству с крепостями.

VII. Законодательство Германии о натуральных повинностях.…………………………………………………………….... 180-201


Повинности мирного времени (квартирная, продо­вольственная, фуражная, подводная, по поставке судов,


повинности железных дорог и владельцев недвижимого имущества, пособия семействам запасных; общие выводы). Повинности военного времени (общие основания; повинности общин; повинности реквизиционных округов; повинности отдельных частных лиц и компаний; общие выводы). Ограничения прав лиц, живущих по соседству с крепостями.

VIII. Законодательство Австро-Венгрии..................................... 201-207

Общие замечания. – Отдельные повинности (квартирная, продовольственная, подводная, повинности железных дорог, повинности владельцев недвижимого имущества, военно-конская повинность, ограничения прав лиц, живущих по соседству с крепостями).

IX. Законодательство Франции……………………………….. 207-213

Общие основания. – Отдельный повинности. – Общие выводы.

X. Русское законодательство о натуральных повинностях… 213-223

Общие замечания. – Отдельные повинности (квартирная повинность, отвод земельных участков, подводная повинность, военно-конская повинность, повинности железных дорог и владельцев судов, ограничения прав лиц, живущих по соседству с крепостями). Заключительные замечания. – Общие выводы.


0бщие замечания о влиянии положения армии, как государственного учреждения, на частно-хозяйственную ее деятельность……………………. 223


ЗАКЛЮЧЕНИЕ………........................................................... 224-234

Итоги предыдущего исследования. Природа армии, как силы, и государственный правопорядок.

ВВЕДЕНИЕ.

Общие замечания. – Психическая природа общественных отношений людей. – Определение понятия общества. – Государство и армия, как общественный группы; общая связь между ними. – Специальная связь между государством и его армией. – Основные задачи армии, как государственного учреждения. – Наука Государственное право и Военная Администрация. – Задачи и планы дальнейшего исследования.



Человек со стороны своей психической деятельности может быть предметом научного исследования или как отдельная особь, вне его связи с другими людьми, или как существо общежительное.

Психологические явления, вытекающие из общественных отношений людей, исследуются науками общественными или социальными.

Не касаясь чрезвычайно спорного вопроса об основании общественности, необходимо заметить, что факт соединения людей в общественные группы, уже начиная с низших ступеней цивилизаций, обуславливается собой самую возможность существования и культурного развития человечества. По старой формуле Аристотеля, доныне никем не опровергнутой, человек есть животное общественное и вне общества может существовать лишь или Божество, имеющее все в самом себе, или дикий зверь. Силой одних лишь внешних, совершенно независимых от его воли причин человек с первых шагов своего существования принадлежите ко множеству отношений общественного характера, и жизнь его в обществе является одним из непреложных мировых законов

Но если неизбежность общения иногда обусловливается внешними причинами, то в основании самих общественных отношений всегда лежит исключительно психическая деятельность человека. Каких-либо объективно существующих реальностей, соответствующих социальным явлениям права, языка, науки, государства, религии, армии и т.п. во внешнем мире нег. Как конечная первооснова всех этих явлений, во вне существует лишь определенный ряд человеческих действий известного свойства и характера. – Государство, в основной своей сущности, сводится к непрерывному общению воль множества людей, разделенных на группу повелевающих и группу повинующихся этим велениям1. Армия2 – одна из сторон государственной жизни, где отношения приказа и исполнения доведены до высшей степени своего напряжения, до полного объединения массы индивидуальных воль в единую могучую волю, направленную на сохранение и укрепление бытия государства. Право, язык, наука, искусство – все это создания человека и помимо его деятельности не могут быть мыслимы. Всякое же действие человека есть психическая деятельность1. Таким образом, все социальные явления в конечном своем содержании представляются функциями человеческой психики. Во внешнем мире они необходимо вызывают ряд чисто физических изменений; как все человеческое, они сами всегда имеют естественное основание2; внешняя природа оказывает глубокое влияние на их характер и содержание3, но все это лишь обстановка, сопровождающая их нарождение в жизнь; творческой силой, первично дающей им бытие, остается воля4 человека, как итог ряда психических актов, определяющих его к тому или иному действию5.


Логическим понятием, объединяющим в себе всю совокупность социальных явлений, может служить понятие общества, в его самом широком значении6. В этом своем смысле оно, следовательно, вымещает в себя все безграничное множество внешних проявлений психологической связи людей между собою, как основного источника всех социальных явлений. В исчерпывающей полноте эти проявления человеческого общения не могут быть изучены; такое познание общества, по меткому замечанию Еллинека7, "было бы равносильно совершенному познанию существа и судеб нашего рода, что представляется задачей не более легкой, чем решение загадки сфинкса". Социология, стремящаяся охватить научным исследованием всю эту беспредельную область, пока что должна считать полное осуществление своего стремления, делом далекого будущего8. Но в пределах такого понятия общества почерпают все свое содержание специальные общественные науки. Из всей совокупности социальных явлений они выделяют известные группы их, объединенный в одно целое каким-либо основным, общим для всех их, признаком, и выделенную таким образом группу исследуют, как самобытную и самостоятельную область общественных отношений людей. Единство материальной субстанции, к которой первично сводятся все отношения общения – человека – связывает отдельные разновидности социальных наук в одно органическое целое.

Непосредственным выражением человеческого общения, во многих случаях совершенно непроизвольным для его участников, является соединение людей в различного рода союзы1. Человеческое общежитие слагается из сосуществования бесконечного множества таких союзов. Совокупность всех союзов, как организованных сознательно, так и существующих лишь силой «общности естественных свойств или интересов»2 их участников, составляет общество во втором, более тесном смысле этого понятия. Здесь составными частями одного общего единства выступают отдельные группы общественных явлений; выделение их из общего в частное показывает известную самостоятельность их, как самобытных явлений, принадлежность к одному и тому же целому обусловливаете самую тесную связь и взаимное влияние их друг на друга.


Составными частями общества в этом его смысли являются и государство и армия. И то и другое явление представляет собой общественные группы, стоящие, как таковые, рядом друг с другом и взаимно влияющие одна на другую в самых разнообразных отношениях3. Государство дает направление всем важнейшим сторонам жизни армии, армия заставляет государство считаться со всем установившимся в ней складом ее быта. Реальные проявления взаимного влияния этих двух групп не постоянны; как все социальные явления, они имеют динамический характер и на протяжении различных исторических эпох непрерывно меняются; но факт существования такого явления остается неизменным. Вся бесконечная вереница прочих общественных союзов (семья, церковь, национальности, экономические классы, международный союз и т.д. до митингов и кратковременных собраний включительно) стоит со своей стороны в тесной связи с обеими вышеупомянутыми группами и, воздействуя на них в тех или иных отношениях, сама испытывает на себе их воздействие.

Таким образом, анализ понятия общества в обоих его смыслах1 устанавливает с одной стороны тесную взаимную связь между собою и взаимодействие всех социальных явлений, с другой – самобытность существования разнообразных общественных союзов, в число которых входят на началах полной равноправности с прочими союзами и друг с другом и государство и армия. Как сведенные к общим единствам совокупности взаимных связей более или менее значительного числа людей, оба эти организации принадлежат, следовательно, к области массово-психических явлений. По характеру своей внутренней структуры они являются организациями волевыми, направляемыми во всех основных проявлениях своего бытия единой руководящей ими волей2.

Специальные общественные науки изучают с разных точек зрения бытие этих организаций в соответствии с многообразием их проявлений. Внутренняя связь всех элементов человеческого общения тесно соединяет между собою группы наук, исследующих и ту и другую организацию. Но между государством и армией помимо связи, общей для всех общественных явлений, существует еще специальная связь, соединяющая их особенно тесно. Если в качестве самобытной социальной группы армии стоить рядом, с государством, то по своему происхождению она является производной государства, его учреждением, получающим от него все характерные черты своего бытия3. Как волевые общественные организации, и государство и армия органически соединены между собою совмещением в одну общую волю воль, направляющих их жизнь, при чем руководящее значение имеет воля государственная. Деятельность государственной воли осуществляется в актах властвования4, в руководительстве всей жизнью государства независимо от всякой иной воли (и часто даже вопреки ей). Но силу безусловной и непоколебимой обязательности своих велений воля государства получает лишь от стоящей позади нее вооруженной силы; эта последняя представляет, собой конечную опору принудительного властвования государства и охранительницу самого его существования. Сущность содержания властвующей деятельности государственной воли слагается исключительно из установления известного определенного внешнего способа воздействия людей друг на друга при той или иной данной обстановки, из создания определенного порядка, согласно нормам которого регулируется склад и течение всей жизни государства. Дальше норм внешнего поведения людей государство силой вещей идти не в состоянии5; предписать что-либо, относящееся исключительно к внутренней жизни человека (политическое или религиозное убеждение, научное открытие, творческий художественный акт, геройский подвиг и т.п.) не в его власти. Государство имеет возможность лишь установить соответствующую внешнюю обстановку, благоприятную или неблагоприятную для того или иного направления внутренних психических процессов, но все же это лишь содействие или препятствие созданию психического акта, но никак не самое создание его1. Но и в области внешних проявлений человеческого общения творческому воздействию государства доступны лишь акты, допускающие намеренное, планомерное руководительство ими со стороны государства. Общение, обусловливаемое бессознательной внутренней солидарностью людей в той или иной области их взаимных отношений (племенные, религиозные, классовые и т.п. связи) может лишь поддерживаться или тормозиться, но не создаваться государством2. Защита своего бытия извне и изнутри является основной задачей государства. Сознательно направленной, планомерной волей оно организует вооруженную силу, обеспечивающую возможно успешное достижение этой цели. Пока войны не отошли в область предания против опасности извне единственными оплотом государства является его армия. Во внутреннем обиходе; государство, конечно, не в состоянии править, опираясь исключительно лишь на принуждение вооруженной силы. Гарантией незыблемости установившаяся в государстве правопорядка прежде всего и больше всего является длинный ряд социальных сил, повелевающих людьми с большей интенсивностью, чем государственное принуждение: религия, общепризнанные нравственные принципы, обычаи, традиции, экономические и классовые интересы, литература, пресса3 и т.д., все это в совокупности охраняет правовой порядок силой своего неорганизованного давления надежнее, чем принудительный организации государства. Кроме того, государство располагает целым рядом учреждений, специально поставленных для охранения непоколебимости его правового порядка (парламенты, суды, полиция и проч.). Но все же нет необходимости доказывать, что силу безусловного авторитета своих постановлений все только-что упомянутые учреждения заимствуют в конце концов от армии, всегда могущей силою ору лая потребовать исполнения воли государства4, что в моменты народных волнений, революций, мятежей, когда колеблются все нравственные принципы и все устои мирной жизни общества теряют свое привычное обаяние1, противиться насильственному посягательству на государство может лишь его вооруженная сила. Таким образом, сознательно охраняя свое бытие, государство создает для этой цели особое учреждение – армию.


То же самое учреждение служит ему и для расширения сферы его власти за новые, более широкие пределы. Право на увеличение своей территории и вообще на усиление своего международного значения никак не может быть отнято у независимого государства. «Если теперь в теории обычно ограничивают цель государства в его отношениях к другим государствам только пределами обороны, то в сознании народов и в настоящее время имеются разнообразные, направленный на расширение государства или создание новых политических образований, целевые представления, и на основании современных политических, экономических, национальных воззрений такой наступательный образ действует не всегда может быть признан противоречащим цели государства.2»

Основы жизни и деятельности государства, как властвующей над людьми и планомерно регулирующей их совместное существование воли, исследуются наукой государственного права. С этой наукой стоит в теснейшей связи и изучение армии – учреждения, живущего лишь в государстве и для государства.

Военною наукой, к кругу которой может быть отнесено такое изучение вооруженной силы, является Военная Администрация3.

По определению ген. Редигера4, наука эта «иметь целью исследовать вопросы об образовании, устройстве и содержании вооруженных сил государства». Объектом ее изучения являются, следовательно, основания жизни того государственного учреждения, которое именуется арией государства. Как было уже выяснено выше, армия представляет собой прежде всего социальное образование, общественный союз со специальным, своеобразным бытовым укладом5. Основные черты самобытной жизни армии определяются в главнейшей мере теми целями, которым она призвана служить. История, пережитая каждой данной армией, традиции, обычаи и взгляды, в ней укоренившееся, накладывают свою печать на весь ее склад. Военная Администрация не может обойти своим исследованием те общие принципиальные первоосновы жизни армии, которые непроизвольно порождаются характером и содержанием поставленных вооруженной силе целей. Только в изучения сущности армии, как самобытного общественного образования, в исслёдовании тех устоев, на которых покоится самая жизнь этого образования, возможно почерпнуть отправные данным для разрешения вопросов об образовании, устройстве и содержании вооруженных сил, сообразно свойствам их природы, в соответствии с основной идеей, руководящей всем их бытием. Изучение той или иной данной армией необходимо должно считаться с их историей и бытовым укладом, так как лишь отсюда могут получиться те краски и оттенки, которые делают эту Армию своеобразным и типическим живым организмом.

Но цели, под непосредственным воздействием которых вырабатывается развитие вооруженной силы в своеобразный общественный союз, ставить армии и ближайшим образом определяет государство. Для своих нужд оно создает свои войска и жизнь их регулирует согласно своим видам.

Несомненно, что эта регулирующая деятельность государства в своих основах определяется природой армии, как социального образования с особым, характерным складом жизни; для самой возможности успешной деятель­ности в этой области государство должно считаться с сущностью нормируемого им явления, так же, как, устраи­вая свою армию, оно должно считаться с современными выводами и положениями теории военного искусства, с данными боевого опыта, наконец, со своими силами и сред­ствами, как личными, так и материальными. Но все же регулирование жизни армии есть дело государства, и только одного лишь государства; это его вооруженная сила, его орган, учреждение. А раз армия представляет собой государственное учреждение, она должна быть изучаема с той же точки зрения, с которой изучается и само государство – с юридической. Современное государство есть государство правовое, живущее по точным указаниям действующего в нем права. Все государственные акты подлежат поэтому правовой оценке. Этой оценке подлежит и дело устроения и применения государством его вооруженной силы. Чрезвычайно широко распространен взгляд на армию, как на учреждение, которому чужда правовая жизнь и которое само совершенно чуждо праву. В армии часто стремятся видеть лишь грубую физическую силу, ничем не связанную в своем безбрежном произволе и принципиально противо­положную всякому представлению о праве. Что эти представления не вяжутся с понятием современного правового государства, нет необходимости указывать. Ни одно проявление государственной деятельности не может ныне быть изъято от правовой квалификации и даже действия государ­ства на войне связаны правовыми положениями1. Весь повседневный обиход жизни армии и ее внутренний быт строятся на точном основании норм права. – Наука, изучающая образование вооруженной силы в государстве, не может, поэтому, не затронуть вопрос о правовых основах этого образования, о самом праве армии существовать1. Ведь это отправное, исходное положение для всех ее дальнейших изысканий, так как от принципа, положенного в основание того или иного учреждения, вполне зависит и характер всех подробностей его образования, устройства и содержания. Кроме того, Военная Администрация должна наследовать и частности правовой жизни вооруженной силы в государстве (за исключением специальной области военных преступлений и карающей их деятельности государства; эти стороны военного быта изучаются военно-уголовным и военно-судебным правом), ибо она являются лишь одним из проявлений, одною из сторон общих вопросов об ее устройстве и содержании.


Исходным своим правовым принципом Военная Администрация соприкасается с наукой государственного права2. От этого последнего она заимствует определение той цели, для которой существует армия и под влиянием которого образуется весь самобытный ее склад, и правовое основание для факта бытия вооруженной силы в государстве. Но эти общие принципы применяются затем к жизни такой своеобразной социальной группы, к такой оригинальной области явлений, что разработка этого вопроса приобретает

совершенно самостоятельный научный характер и уж начинается собственная работа Военной Администрации. Получив от науки государственного права основы, устанавливающая право армии существовать, Военная Администрация дает этой науке законченную разработку строения и всех мельчайших функций одного из учреждений государства, изучить жизнь и специальный склад которого науке государственного права не доступно. Как ветви одной группы наук – социальной, обе эти науки связаны со всеми прочими подразделениями группы, а так как всякая общественная жизнь предполагает индивидуальную психическую и физическую жизнь людей и внешние условия для этой жизни, то несомненна связь этих наук и с остальными областями знания3.

Последующее изложение явится попыткой изучения тех правовых начал, которые положены в основу жизни армий важнейших современных государств Европы. Культурная роль главных европейских стран в истории и современное их мировое положение могут служить вполне достаточным обоснованием для ограничения области предстоящего исследования кругом одних лишь этих стран.

Самое изучение вопроса будет вестись в двух направлениях: первоначально будет сделан опыт общего рассмотрения его установления исходных принципов его решения. путем исследования сущности природы армии, как социального образования и как учреждения современного правового государства, затем попутно будет приводимо, решение его в положительном праве главнейших европейских государств.

АРМИЯ,



<< предыдущая страница   следующая страница >>